Главные новости Актобе, Казахстана и мира

8081 просмотр

Поднятая целина

«Д» отправился в Айтекебийский район, чтобы узнать, как сейчас живут первоце линники, 60 лет назад приехавшие к нам осваивать новые земли. Сегодня они получают 38 тысяч тенге пенсии, живут всё в тех же домиках-клетушках и топят печки. Совхоз давно развалился, на полях сорняк. О былом старики вспоминают со слезами, но на вопрос, поехали бы на целину снова, уверенно говорят: «Поехали бы».

На фото: 1956 год. В области идет уборка. Первоцелинники рассказывают, что первое время им по полгода не выдавали зарплату. В автолавке все давали в долг, в столовой бесплатно кормили, никто не плакался. Днем работали, вечером под гармошку частушки пели. || Фото из музея Айт екебийского района

«Д» отправился в Айтекебийский район, чтобы узнать, как сейчас живут первоце линники, 60 лет назад приехавшие к нам осваивать новые земли. Сегодня они получают 38 тысяч тенге пенсии, живут всё в тех же домиках-кл етуш ках и топят печки. Совхоз давно развалился, на полях сорняк. О былом старики вспоминают со слезами, но на вопрос, поехали бы на целину снова, уверенно говорят: «Поехали бы».

Трактористка баба Надя

Из тех, кто поднимал целину, в бывшем Ярославском, что за 300 километров от города, сейчас остались только трое: 81-летняя баба Надя Евсеенкова да супруги Романовы. Надежда Савична живет все в том же домике, который получила во время целины. 37 квадратов, две комнатки, в одной печка. На видном месте, где у пожилых людей обычно стоят иконки, у Надежды Савичны вым­пел передовика. На нем орден «Знак Почета» и медали. Рядом – портрет хозяйки.

– Я его с районной доски почета стащила, когда все развалилось, – смеется Надежда Савична. – Орден дали за высокий намолот зерна, я на мехтоку работала. До этого трактор водила. Приехала из Черновцов. Два раза на целину убегала. Меня возвращали, потому что паспорта не было. Как получила, сразу удрала. До этого окончила курсы механизаторов. Вся страна тогда только о целине и говорила. Хотелось быть причастной к большому делу. Приезжаем – тут степь голая, мороз и работать надо сутками. Кто-то убежал, я осталась. Дали комнату в общежитии, штукатурили ее сами. Кто приехал до нас, и вовсе в палатках жили. Я на тракторе из Домбаровки продукты возила – все было сушеное: картошка, капуста, лук, свекла. Чтобы не было цинги, давали соленые огурцы и капусту. Вместо прицепа на тракторе у меня были сани. На них потом со станции возила щитовые дома. Здесь вышла замуж. Жили в комнате я, муж и еще 3 девочки. Когда дома поставили, получила эту квартиру. Муж тоже работал на тракторе. Ему досталась «эска», на которой Витя Зайцев – первоцелинник проложил здесь первую борозду. Техника эта уже много лет стоит в селе на постаменте, как памятник. В хорошие времена площадь зерновых в совхозе достигала 50 тысяч га! 500 машин – целый батальон работал на уборке. Во время урожая работали сутками. Все зерно свозилось на мехток. Оттуда я ушла на пенсию. Сейчас получаю 38 тысяч. Первым делом покупаю на них уголь, лекарства, газовый баллон, плачу за воду и свет. 2 тысячи недавно отдала, чтобы уголь в сарай перетаскали. Муж давно умер, сын далеко, живу одна. Но на жизнь жаловаться не хочу. Летом цветы сажаю, зимой больше у телевизора сижу.

Бывшая трактористка редко выходит из дома.

– Соседи давно разъехались, а моя земля здесь, – говорит она.

На целине не хватало девчат

Супруги Романовы на своей улице теперь единственные жители. Остальные давно уехали.

Иван Павлович приехал сюда в 19 лет. До этого год учился водить трактор.

– Как сейчас живете? – спрашиваю я его.

Он молчит. Губы дрожат, а на глазах слезы.

– Я приехал из Курска, – вспоминает аксакал. – Отец был ярый коммунист. Сказал: «Езжай, стране нужен хлеб». И я поехал. Из нашего училища сюда прибыло 218 человек. Посадили нас на сани с будкой и повезли. Я попал в Ярославский, остальные – в другие совхозы. С собой у нас ничего не было. Нам всем хотелось работать, увидеть, что такое целина. Из тех, кто приехал в 54-м, уже никого нет. Мы приехали в 56-м. Работал на ДТ, бороновал, сеял. Никто со временем не считался, только заправлялись и работали дальше. Такой у всех был подъем. Позже меня перевели водителем. Одно время директора возил, потом хлеб на ток и элеватор. Здесь встретил свою супругу.

– Я тоже окончила курсы механизаторов, приехала сюда из Удмуртии, – рассказывает Вера Николаевна. – Два раза на целину убегала, на третий все-таки сбежала. Но трактор мне не дали. Дев­чат не хватало. Нужны были повара, учетчицы, прицепщицы. Нас прибыло 360 человек, девчонок единицы. Нам даже комнату дали одну на двух парней и двух девушек. Жили через ширмочку. Меня поставили учетчицей, потом нормировщицей, со временем стала завскладом, запчасти целинникам выдавала.

Вместо хлеба сорняк

– В 57-м по всей стране был небывалый урожай, – вспоминает Иван Павлович. – Выращенное некуда было девать. Зерно горело, кто-то даже им печки топил. Холод был страшный, дров не хватало. Я возил зерно в Домбаровку, мы его просто сваливали возле железной дороги. Урожай был большой из-за площадей. Хлеб остался под снегом, оттуда пар шел. После этого построили элеваторы, все наладилось. Наш совхоз меньше 8 центнеров с гектара никогда не получал. Земля у нас плодородная, но теперь половина полей в сорняке, надо залежи поднимать. Конечно, обидно за свой труд. Земле хозяин нужен.

– Я читала, целинникам выдавали ссуды, подъемные, зарплату высокую…

– Какие ссуды? Нам зар­плату по 6 месяцев не давали, – говорит Вера Николаевна. – В столовой нас бесплатно кормили, в магазине все давали в долг. Что брали? Конфеты, чулки капроновые, духи «Гвоздика» и плиточный чай. И никто не плакал. Днем пахали, вечером частушки под гармошку пели. Совхоз рос, развивался, стал передовым, и люди хорошо жили. С дедом мы скопили 30 тысяч рублей! Правда, они сгорели потом. У мужа за его труды остался орден Трудовой славы, у меня медали. У нас в совхозе каждый второй орденоносец был. Был Герой Соцтруда Явдошин, а в 92-м на наши поля сам Назарбаев приезжал, – не без гордости говорит Вера Романова.

– И сейчас мы неплохо живем, – добавляет она, чуть задумавшись. – Дед болеет, а я огород сажаю, хозяйство держу. Жалко только врача в селе нет, а до больницы 40 км. Дорогу в село ремонтируют, ее строили еще в целину. Воду проводят.

Иван Павлович снова складывает в узелок награды свои и супруги.

– А если сейчас позвали бы на целину, поехали? – спрашиваем мы.

– Поехал бы, – уверенно говорит он.

В селе, где раньше было 2 тысячи жителей, сегодня осталось всего 800. Клуб, построенный первоцелинниками, давно закрыт, столовая заросла бурьяном. На месте МТМ и конторы развалины. Даже надпись «Слава труду» под памятником-трактором кто-то старательно забелил. У нынешних сельчан, говорят в акимате, другие заботы. Им нужен скоростной Интернет и мобильная связь.

МЫ МОЖЕМ ПРОКОРМИТЬ И СЕБЯ, И ДРУГИЕ СТРАНЫ, ЕСЛИ БУДЕМ ЗАНИМАТЬСЯ ЗЕМЛЁЙ

Игорь Цыганков, доктор сельскохозяйственных наук:

– Поднятие целины было вынужденной мерой. В послевоенные годы в СССР ежегодно завозили 30 миллионов зерна из Америки, Канады и Бразилии. «Неужели мы не можем сами обеспечить себя хлебом?» – сказал Хрущев, и это всколыхнуло политическую элиту страны. Повсеместно создали комиссии, стали подыскивать ценные земли для освоения. Целину поднимали в Казахстане, Поволжье, на Урале, в Сибири. Для подъема залежных земель мобилизовывали колоссальные материальные ресурсы, изымали технику из европейской части страны, и это дало эффект. Расширялись посевы зерновых, внедрялась технология из Канады и Америки, появилась новая техника, стало развиваться животноводство, произошел огромный толчок в развитии экономики. Но годы перестройки отбросили нас назад. Сейчас много заброшенных земель, а ведь Казахстан может прокормить огромное население мира. В нашей области выращивают самое качественное зерно, с большим содержанием белка и клейковины. По твердой пшенице, из которой делают макароны, нам нет равных. Поэтому надо все восстанавливать, объединять мелкие крестьянские хозяйства в сельскохозяйственные холдинги. И тогда будет у нас свое зерно, мясо, молоко, овощи и картофель.

В 50-е в Казахстане распахали

25,5 млн га новых земель.

С 1954 по 1960 год в страну прибыло

свыше 640 тысяч механизаторов, строителей и других рабочих.

За первый год подъема целины

в области освоили 1 млн 141 тыс. га

новых земель, к 1963 году – 2 млн 562 тыс. га.

В 1954 году в Актюбинской области на пустовавших землях Карабутакского и Иргизского районов появилось 5 мощных хозяйств: «Карабутакский», «Талдысайский», «Богеткольский», «Теренсайский» и «Северный». Их переименовали в 1957 году по просьбам приезжих.

В 1966 году на базе 11 совхозов образовался Комсомольский район, сейчас переименованный в Айтекебийский.

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Комментарии 4

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

  • sulizok

    sulizok

    Знают все,но думают единицы.Запудрили мозги ,что в стране валом нефти,работать не надо как в Эмиратах,что Хрущов тупица,что посидел посредником на молоке и трубах,заработал на перекупке и был здоров,что кредиты - рай земной....Да много чего еще запудрено.Самое главное,что люди перестают трудиться физически..,а отсюда развиваться и духовно и масштабно.,абы день прошел.

    0+
  • Nokia5800

    Nokia5800

    Цыганков: В нашей области выращивают самое качественное зерно" Архимед Мухамбетов утверждает, что у нас нельзя выращивать пшеницу. Кто специалист?))

    0+
  • Nokia5800

    Nokia5800

    Заметьте, что приехали они все в Казахстан потому-что "Стране нужен хлеб". Игорь Цыганков: Поднятие целины -вынужденная мера". Так-что пастбища для скота, которые испокон веков казахи использовали для выпаса, распахали не для того, чтобы аборигенам в степи построить библиотеки и больницы, а для спасения страны в целом. Ни о какой жертве ради казахов речи нет тут. Это надо понять и усвоить

    0+
  • sulizok

    sulizok

    Когда мозоли переходят из рук в мозги,остается только целыми днями сидеть на *работе* в нтернете,поливая грязью своего начальника,все и вся,НИЧЕГО не предлагая конкретного,кроме выставления своего *Я*. В жизни дофига всречал людей,которые стояли за углом ,наблюдая за чьей-то работой,ухмыляясь себе под нос и катая сопли -* Давайте,вкалывайте,а я посмотрю и поржу*.</P> Целинные земли пропали,остались сорняки,т.е. трава и где же выпасы с животными? Библиотеки и больницы тоже похерили в большинстве , некоторым видимо не в домек,что их строилось много и всем миром,в том числе и студентами. </P> Сломать,развалит сейчас считается заслугой,а та *вынуденная мера*,которая нужна была стране после военной разрухи теперь считается чуть ли не варварстом.</P>

    0+

Новости по теме