Главные новости Актобе, Казахстана и мира

8916 просмотров

Сытая, без белья и в халате

Недавнюю девальвацию тенге правительство объясняло тем, что необходимо поддержать местного производителя. Что производят в Актобе и что осталось от производства местных товаров народного потребления, выясняла корреспондент «Д» на базарах и в промзоне города.

Недавнюю девальвацию тенге правительство объясняло тем, что необходимо поддержать местного производителя. Что производят в Актобе и что осталось от производства местных товаров народного потребления, выясняла корреспондент «Д» на базарах и в промзоне города.

Накормят до отвала

Человек предпочитает кушать не реже трёх раз в день, поэтому первым делом мы отправились искать продукты питания актюбинского производства. Муку и макароны ТОО «Рамазан», подсолнечное масло «Туркуаз Эдибл Ойл» покупать гораздо выгоднее по ценам, чем их иногородних и иностранных конкурентов. К примеру, покупка 5-килограммовой упаковки макарон «Рамазан» обойдётся в 475 тенге, а 400-граммовой пачки алматинского «Султана» в 78 тенге. Простой подсчёт показывает, что местные макароны при покупке оптом дешевле привозных почти в 2 раза. Сыры и творог актюбинского производства пропали с прилавков. Продавцы объясняют, что сейчас для торговли сырами и творогом не сезон. Мартукская продукция появится в апреле, когда не будет дефицита коровьего молока. Сегодня актюбинцы покупают твёрдые сыры из России. Цена на один и тот же сыр зависит от места покупки. К примеру, твёрдый сыр «Эдам» можно купить по 830 тенге за кило, а можно за 988 тенге. Самую низкую цену на этот сыр мы нашли в супермаркете «Дина». Во всём разнообразии колбас на прилавках магазинов актюбинские производители «Адель», «Сотник» и «Бал-Юн» занимают незначительную долю рынка. Цены на них  – от 504 до 1096 тенге за килограмм. Судя по мартовскому рынку, в Актобе фрукты не растут. Зато продают зелёные шымкентские яблоки, которые по цене, пользе для здоровья и качеству выигрывают перед завозными. Их стоимость – 180 тенге за килограмм.

Наверное, самый большой ассортимент актюбинского товара даёт прилавок с водочной продукцией. Крепкий алкоголь местного разлива представлен пятью компаниями. 

Овощной продукции местного производства в оптовой продаже практически нет. Мы нашли разве что морковь, продавец которой утверждал, что она «местная, из Пригородного». Остальные продавцы говорят, что овощи везут из России и Узбекистана.

Отсутствие местных фабрик для консервирования огурцов-помидоров активно восполняют уличные торговцы. Так, трёхлитровую банку с солёными помидорами и огурцами, выращенными на мест­ных дачах, сегодня продают по 800 тенге. Кусок сырой тыквы обойдётся в 200 тенге за кило. Квашеную капусту реализуют с рук по 300 тенге за кило.

Таким образом, голодными в случае дальнейшего повышения курса доллара или рубля актюбинцы остаться не должны: на муке, макаронах, мясе, хлебе, подсолнечном масле, молочной продукции и овощах от садоводов-огородников протянуть можно. 

Фиговый лист вместо трусов

В 90-х годах прилавки актюбинских магазинов были завалены местным трикотажем: актюбинскими трусами и комбинациями. Сегодня прилавки тоже завалены, но уже китайским товаром, который, как правило, линяет и токсичен.

– Постель и ночные сорочки актюбинского производства дороже, чем китайские и даже алматинские, – объясняет продавец с рынка на улице Скулкина. – К примеру, китайская сорочка стоит 400-500 тенге. Она линяет, вытягивается, но при продаже выглядит намного привлекательнее местной. Через 2-3 стирки хозяйка выкидывает китайскую ночнушку и идёт за новой. Актюбинские сорочки стоят до 1200 – 1500 тенге. Всё зависит от качества ткани и от того, насколько швея ценит свой труд. Покупатели спрашивают товар подешевле, вот и нет спроса на местное.

Постельное бельё пошива актюбинских мастериц из российской ткани можно купить по 1800 тенге. Бельё продают без этикеток. Алматинскую продукцию из китайской ткани можно купить на 600 тенге дешевле. Ткань линяет, и пододеяльник после стирки вытягивается.

– У вас есть в продаже одежда с этикеткой «Сделано в Актобе»?

– Съездите в профтехлицей №3 на улице Маресьева, – советовали продавцы. – Рядом с ним есть магазин готовой одежды. Там шьют студенты и приделывают актюбинские этикетки.

Съездили. Рядом с лицеем магазина нет. Учителя объяснили, что года 2-3 назад его закрыли из-за нерентабельности.

Флагман лёгкой промышленности

Халаты, полотенца, фартуки, ухватки, постельное бельё с названием нашего города мы нашли в магазине «Берёзка». Это одна из 3 точек продаж продукции учебно-производственного предприятия Казахского общества глухих. Это предприятие можно назвать флагманом актюбинской лёгкой промышленности.

– Мы шьём женские халаты из качественной российской и белорусской ткани, соблюдаем технологию производства, – рассказывает директор учебно-производ­ственного предприятия Казах­ского общества глухих Людмила Казанец. – Те, кто хоть раз покупал у нас товар, вернутся к нам ещё не раз. Наши изделия не линяют, не вытягиваются, не расходятся по швам и служат дольше. К сожалению, из-за кризиса заказов стало меньше. В прошлом году мы каждый месяц шили продукции на 8-10 миллионов тенге. С января объём заказов упал в два раза. Раньше мы больше шили постели, медицинских халатов для больниц. К сожалению, из-за снижения объёма заказов пришлось немного сократить зар­плату. Раньше наши женщины зарабатывали 18-19 тысяч тенге в месяц. Сегодня один из крупных заказчиков – АЗФ, мы шьём одежду для плавильщиков. По законодательству при проведении тендеров в первую очередь закупы делают на производственных предприятиях инвалидов. 

Местное – значит топорное

В магазинах бытового назначения на улице Скулкина продавцы отрицали какое-либо присутствие актюбинского товара.

– Даже ржавого гвоздя местного производства у нас нет, – сказала продавец метизной продукции.

Из мебели удалось найти кухонный уголок актюбинского производства стоимостью 33,5 тысячи тенге из стола, уголка и трёх табуреток.

– Местное никто даже не спрашивает. Здесь всё делают топорно, и товар не идёт, – отрезала продавец мебельного магазина. 

В строительных и хозяйственных магазинах с витрин глядят ценники с надписями: «Производство России», «Производство Белоруссии».

Вечные тазики с ковшами

Гордостью местной индустрии продавцы рынков называют продукцию цехов прежнего «Хим­пласта». Магазин возле завода «Всё для дома» уже давно не работает. Несколько лет назад тут продавали актюбинские зеркала, краски, лаки, вёдра, тазики, вешалки для одежды. На актюбинских изделиях из пластмассы и сейчас стоит надпись «ТОО «Гориджвари», хотя такого товарищества давно нет. Пластмассовые изделия выпускает новый арендатор – ТОО «БетоноПласт».

– Наше ведро на 10 литров воды весит 800 граммов, а ведро такой же ёмкостью из КНР – 250 граммов, – говорит директор ТОО «БетоноПласт» Тамази Павлиашвили. – У нас уходит в три раза больше сырья, изделия получаются прочными, практически вечными. Но цена на 10% выше китайской. Покупатели не смотрят на качество товара, их больше привлекает красивый внешний вид. Я налью воду в ведро собственного производ­ства, могу перенести его на любое расстояние. А налью в китайское – оно всё гнётся и в конце концов ломается. Те же проблемы с тазиками. В наших тазиках женщины могут стирать, а поднимешь таз из тонкой пластмассы – он складывается от тяжести, его нужно поддерживать под дно.

– Не проще ли делать как китайцы – красочное и тонкое?

– У нас нет реактивных термопластоавтоматов, с помощью которых китайцы выпускают свой товар. Мы работаем на старом оборудовании. Завезти новое невозможно, слишком дорого. Расширить перечень выпускаемых товаров тоже непросто. Сначала нужно изготовить железную пресс-форму, в которую будет заливаться пласт­масса. Только на один товар изготовление новых пресс-форм обойдётся в 500 тысяч тенге. А пойдёт товар или нет – вопрос открытый. Если у человека много денег, он может вложить и рискнуть – пойдёт продукция или нет. Вот хотим мы делать пластмассовые горшки для рассады, а будет ли на них спрос, неизвестно. Кроме пресс-форм требуется огромная бумажная волокита. На утверждение сертификатов и других документов уйдёт около 3 месяцев.

– Как на вас повлиял экономический кризис?

– Кредиты я не брал, поэтому кризиса не чувствую. Наше предприятие и раньше каждую зиму отправляло работников в отпуска без содержания, а весной набирало снова. У нас работают 15 человек.

– Почему вы не занимаетесь бизнесом из разряда купи-продай?

– Я не понимаю смысла коммерции. Зачем вывозить из страны деньги и платить за работу гражданам другого государства, когда то же самое можно выпускать у нас, да ещё и обеспечивать при этом людей работой? Мы столкнулись с тем, с чем и должны были, – кризисом перепроизводства товаров и дефицитом денег.

Гамаши пока только китайские 

Что сейчас на месте былых гигантов производства? Корпус старого мясокомбината развален по кирпичикам. На железный каркас обувной фабрики «одели» стройматериалы и соорудили рынок «Алатау». От «Сельмаша» остался только барельеф возле центрального входа. Цеха завода давно распроданы. На трикотажной фабрике лёгкой промышленности ползунки и гамаши забыли когда выпускали.

– Мы восстановили вспомогательные цеха трикотажной фабрики, – рассказывает руководитель ТОО «Эдеми» Алексей Дышловой. – Работает цех производства пластиковых окон, алюминиевых окон и дверей, столярный цех. Швейные, вязальные машины, красильное оборудование стоят в целости и сохранности. Мы их запускали, они в рабочем состоянии. Восстановление трикотажной фабрики – вопрос времени и перспективы. С января количество заказов во вспомогательных цехах ТОО «Эдеми» сократилось на 25-30%, но все 25 человек нашего предприятия работают и получают вовремя зар­плату. 

 

При Союзе от китая мы не зависели

  • В советские времена на обувной фабрике устанавливали дорогое итальянское оборудование и выпускали качественные сапоги.
  • От славы производственного объединения «Актюбинсксельмаш» остался только барельеф с гипсовыми баранами.
  • Старый мясокомбинат развален по кирпичикам. Сохранились железнодорожные подъездные пути к предприятию.
  • Когда здесь была трикотажная фабрика, практически «несносный» актюбинский трикотаж отсюда шёл в массы.

  • Ёлочные игрушки, пластмассовые вёдра, зеркала, крышки и прочие товары шли на прилавки с «Химпласта».

Славились нижним бельём

В 1967 году в Актюбинске запустили фабрику, выпускающую 17,5 миллиона единиц нижнего трикотажа. В 1991 году фабрика верхней одежды выделилась в самостоятельное предприятие с филиалами в Алге, Мартуке, Хромтау и Шалкаре. На 1 января 1998 года выпустили свыше 11 миллионов 55 тысяч единиц трикотажных изделий на рынки Казахстана и стран СНГ. 

alt

«Актюбинсксельмаш» давал работу 5500

В 1941 году на станцию Актюбинск прибыл эшелон с группой рабочих с семьями и оборудованием металлообрабатывающей артели «Большевик» из Днепропетровска. Завод основали 49 работников артели с 10 токарных станков, 2 электромоторов и литейной оснастки. В 1991 году производственное объединение «Актюбинсксельмаш» выпускало 130 наименований изделий, в том числе 40 наименований сельхозмашин, 50 запчастей и 40 изделий из серого чугуна. На предприятии трудились 5500 человек. 

Татьяна Токарь

Автор — editor

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

Новости по теме