Главные новости Актобе, Казахстана и мира

0 просмотров

10-летний ребёнок, на лечение которого собирали деньги читатели «Д», вернулся из Вены

 Ерсултана  Тургали с заболеванием сосудов оперировали австрийские врачи.  На вторую операцию денег от Минздрава он так и не дождался, у Ерсултана произошёл микроинсульт, но его спасли.

Ерсултана  Тургали с заболеванием сосудов оперировали австрийские врачи.  На вторую операцию денег от Минздрава он так и не дождался, у Ерсултана произошёл микроинсульт, но его спасли.

Об этом мальчике «Д» впервые рассказал читателям 2 года назад.  Тогда у 8-летнего Ерсултана  выявили редкую болезнь – врожденную разорвавшуюся  аневризму сосудов спинного мозга. 

– Он рос вполне здоровым. Приступ возник внезапно. Жуткие головные боли, судороги, «скорая» отвезла нас в больницу, –  вспоминает Анаргуль Мазинова. – Сначала думали, что у сына менингит, но диагноз не подтвердился. Выяснилось, что  у Ерсултана артериовенозная фистула спинного мозга. Сосуды как бы сплетены в пучки. Нам сразу сказали, что у нас такое не лечат.  Мы взяли кредит, повезли Ерсултана в Китай.  Там вначале согласились на операцию, потом отказали. В облздраве нам пообещали квоту для лечения в европейской клинике. Операция стоила  27 400 евро.  Денег мы ждали почти год. За это время у ребенка произошел  еще один приступ. В детской больнице предупредили: в следующий раз Ерсултан может просто впасть в кому.  Выйдя из больницы  –  это было летом прошлого года, – я пошла на прием к депутату Куралай Каракен. Деньги нам выделили  в апреле этого года.  Ерсултана пригласили на операцию в Вену.  Мы туда  из Астаны вылетели  18 апреля. В ночь  перед этим  у Ерсултана  произошел  очередной приступ.  Ребенка  хотели госпитализировать в нейрохирургическую клинику, но я рыдала, умоляла врачей не делать этого. Нам надо было попасть в Вену. Меня попросили написать расписку, что если ребенок умрет в самолете, ответственность  будет на мне.  Ерсултану сделали обезболивающее  и отпустили.  Утром мы вылетели. У трапа в Вене нас встретил переводчик и машина. Ерсултана посадили в кресло-коляску, а я переживала:  как же его будут нести. Но в аэропорту Вены для инвалидов есть специальные лифты, и никаких проблем не возникло.  Вскоре мы были в клинике.  Иностранцев там очень много.  Была девочка из Украины, у которой опухоль мозга, мальчик из Латвии с гидроцефалией, дети из Чечни. Все лечились по квоте.  

Операцию Ерсултану назначили на 24 апреля. Она шла 6,5 часа. Один из проблемных сосудов закрыли титановым клапаном. Но сплетений у  ребенка оказалось три.  

– Когда профессор Повинский, который оперировал Ерсултана, сказал: «Гут» и показал большой палец,  я  чуть вскрикнула от радости, –  рассказывает Анаргуль. –   Но, как оказалось, ребенку нужна еще вторая операции. Она стоила  25 тысяч евро. Ерсултана выписали, мы пошли жить в отель. Сутки в самой дешевой гостинице Вены стоят 76 евро, летом – 106 евро.  Питание дорогое.  Я экономила на всем, кроме питания ребенка.  Денег на вторую операцию мы ждали  из  Астаны более месяца. За это время на проживание и питание в Вене у нас ушло 6,5 тысячи евро.  Огромное материнское  спасибо  читателям «Д», жителям города, которые собирали  нам деньги на поездку.  Чтобы вылечить сына,  я продала комнату в общежитии, но этих денег не хватило бы, чтобы прожить в Вене. 

1 июня  проведать  детей из Казахстана в клинику пришел наш консул. В Минздрав обращался и он, и депутат Каракен, однако ситуация не менялась. 2 июня у Ерсултана произошел микроинсульт.   Он не мог пошевелить ни руками, ни ногами. «Скорая» забрала нас из отеля в клинику.  Неделю  сыну проводили интенсивную терапию, а 9-го июня, несмотря на то что деньги не перечислили, Ерсултана взяли на операцию.  Нейрохирурги закрыли ему еще один канал на сосудах. Врачи предупредили, что на третьем сплетении, которое находится близко к головному мозгу, делать операцию  опасно.  Руки и ноги могут вообще отказать.  С тем мы и вернулись. 370 евро – последний долг за отель – за нас заплатил консул.  У меня  денег уже не было.  В Астане на оставшиеся тенге я собиралась купить билет на поезд, но Куралай Каракен  купила нам билеты на самолет.  Она решила, что после такой сложной операции на поезде нам ехать нельзя.  Я очень ей благодарна. 

–  В нашей стране на охрану здоровья детей, лечение их за рубежом выделяются огромные деньги, но бюрократическая машина мешает получить помощь своевременно. В Вене остался  7-летний Жаксылык Усенов, у которого некроз тканей лица. Его покусала собака.  Мальчик  с бабушкой ждет денег от Минздрава уже 2,5 месяца. На днях они собираются вылететь назад.  Чтобы оставаться в Вене, у них денег уже нет.

…Ерсултану нельзя  бегать, прыгать, ходить в школу,  даже мороженое есть нельзя. Если начнется кашель,  может разорваться сосуд.  Все запреты мальчик соблюдает строго. Ему очень хочется выздороветь.

– Когда  я был в Вене, мне позвонила моя учительница, –  говорит он. – Сказала, что 4-й класс я окончил с отличием. Грамота у директора. 

Мальчик до него пока не дошел. Ему даже на солнце выходить нельзя. 

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Новости по теме

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.