Главные новости Актобе,
Казахстана и мира

ВЫ СТАЛИ ОЧЕВИДЦЕМ КАКОГО-ТО СОБЫТИЯ? ПРИСЫЛАЙТЕ ФОТО И ВИДЕО НА + 7 775 797 11 11

9988 просмотров

В Актюбинской области есть газ, нефть и даже алмазы. Мы давно должны жить, как в Эмиратах - Владимир Юриш, академик, геолог

На днях Владимиру Юришу исполнится 90 лет, но он работает по сей день. С компасом и геологическим молотком он прошагал тысячи километров в поисках ископаемых, при этом находил время писать стихи и рассказы.

Одна из последних находок геолога – золотоносная площадь по реке Шолак Кайракты в Айтекебийском районе.

ОТЕЦ УЧИЛ БЕСПРИЗОРНИКОВ

По воспоминаниям Владимира Юриша можно изучать историю. Его предки – немцы. При Екатерине II перебрались из Европы в Россию. Обосновались в Оренбурге. Прадед его был машинистом водокачки, дед водил поезда в Челкар. Родители Владимира Юриша были учителями. Отец в 20-х годах возглавлял школу-коммуну №34, где воспитывали беспризорников. Человеком он был известным и в 37-м, когда на него написали донос, ему об этом успели сообщить, семья срочно уехала в Актюбинск.

В 30 ЛЕТ ВСЁ НАЧАЛ ЗАНОВО

– С 5 лет моя жизнь связана с нашим городом, – говорит Владимир Юриш. – В детстве я зачитывался рассказами Ефремова об исследовании Земли и решил непременно стать геологом. В 50-м, после школы чуть ли не всем классом мы поехали в Алма-Ату поступать на геологоразведочный факультет. Но в тот год была льгота для демобилизованных и нас не взяли. Я поехал в Кемерово, в горный институт. По дороге меня обворовали. Тогда свирепствовали вши и, чтобы сесть на поезд, на вокзале надо было пройти через санпропускник. Пока я его проходил, меня обворовали, и в Кемерово я приехал без денег. Их не было даже на переправу через реку. Мне помогли ребята, которые были со мной. Прихожу в институт – прием закончился. Ребята, которые были со мной, говорят: «Его обворовали. Куда ему теперь?» Председатель комиссии ахнула, написала бумагу: принят на шахтостроительный факультет, геологического у них не было. Но в институте была кафедра геологии, и я к ней просто «прилип». После вуза я остался в тех краях, строил угольные шахты. Вскоре меня избрали первым секретарем горкома комсомола, но это было не мое, и через год я ушел. В 30 лет я круто изменил свою жизнь: развелся с женой, у нас росла дочь, поступил на 2-й курс Томского политеха по специальности геология и окончил его в 66-м году.

В архиве Владимира Юриша кипа черно-белых фото. На них таежные поселки, срубы и палатки. Вот геологи на лодке сплавляются по реке, вот они едут на вездеходе… В таких поездках прошла почти вся его жизнь.

Начало 50-х годов. В. Юриш – студент горного института в Кемерово. Будущие инженеры ходили в такой форме.

МЕНЯ ТЯНУЛО В АКТЮБИНСК

– Я работал на железорудном месторождении в Горной Шории, в Кемеровской области начальником геологоразведочной партии, потом на съемках, занимался изучением геологической поверхности земли. С компасом и молотком мы шли по маршруту, проходили тысячи километров. Идешь и смотришь, что за порода попалась, отмечаешь в дневнике, наносишь на карту. В Сибири мы считали шаги и отмечали на ручке молотка. Это настолько входит в привычку, что даже в городе идешь и считаешь шаги, – вспоминает Владимир Владимирович. – В 63-м году я снова женился, супруга моя тоже геолог. Работа у нас была интересная, но меня тянуло в Актюбинск, и в 70-м году я вернулся. Работал начальником, старшим геологом съемочной партии в «Запказгеологии», трудился в областях Казахского Урала, где развиты вулканические образования. Наши Западные Мугоджары близ Эмбы и в Шалкарском районе – это остаток древнего океана. Вулканам в Мугоджарских горах более 350 миллионов лет, это мировое достояние. Но в 70-х были только первые находки. Я начал по ним работать, и тут меня уговорили перейти главным геологом Мугоджарской экспедиции. Перейти я перешел, а мысли о вулканах меня не покидали. Экспедиция, куда я перешел, была геофизической. Со временем ее объединили с другой, я стал главным геологом объединенной экспедиции, это позволило мне узнать о новых методах изучения недр. Мы составляли опережающие карты в помощь для геологической съемки, вели поиски на разных участках медных руд, золота, хромитов, антофиллитасбестов. Наша экспедиция открыла 32 месторождения хромитов и меди, золота и других ископаемых. У меня есть диплом первооткрывателя Лиманного месторождения меди в Хромтауском районе. Потом было открытие месторождения золота Шанаш в 150 км от Юбилейного.

НАШЁЛ НА УРАЛЕ МЕДНОЕ ДНО

Слушая рассказ Владимира Владимировича, я не переставала удивляться: как он все легко менял в своей жизни – место учебы, работы, жительства. Но главное, он оставался преданным своему делу. Забегая вперед скажу: ни дня после пенсии он не переставал работать. Юриш трудится и в свои 90 лет, работает в геологоразведочной организации.

«Когда ты увлечен, ты не думаешь о возрасте», – говорит он.

Горная Шория, Кемеровская область. Геологи едут на геологическую съемку – изучают породы, найденные на поверхности земли, составляют карту.

В 75-м году, взяв рюкзаки, вместе с супругой и двумя детьми они поехали в путешествие по Уралу, и Юришу захотелось там поработать. С семьей он перебрался в город Пласт Челябинской области. Поселился, как и другие геологи, в бревенчатом домике.

– Там было старое месторождение золота. Мне поручили исследовать участок, который проявлялся на поверхности бурыми железняками с содержаниями золота. Я понял, что это объект медно-порфирового типа. Так называют относительно бедные на медь месторождения. Они ведь бывают разными. В Казахстане самое крупное месторождение меди в Жезказгане, медно-порфировые развиты в Андах и Кордильерах в США, после них идут медно-колчеданные месторождения. Урал, в том числе Казахский – это крупнейшая в мире провинция колчеданного оруденения: меди, сформировавшейся на основе залежей серного колчедана. У нас такие ископаемые я видел, работая в Мугоджарской экспедиции. И вот на Урале мне поручают объект Зеленый Дол. Я сразу определил его как медно-порфировый, зная такие объекты в Казахстане. Стал заносить их на карту и выделился пояс длиной 800 км, в пределах которого было около 20 проявлений меди. Никто об этом поясе до меня не знал, поэтому это было открытием. Мою программу приняли, но через два с половиной года меня пригласили снова в Актюбинск, и я вернулся. С 82-го года работал начальником центральной тематической партии. К тому времени в геологическом журнале я опубликовал статью о медно-колчеданном месторождении Лиманное в Хромтауском районе, которое сейчас будут разрабатывать. С 82-го до 89-го года я занимался вплотную изучением вулканов и медно-колчеданными рудами. По отдельным признакам геологи определяли места, где может быть медная руда, а пробурив, ничего не находили. Считалось, что медная руда в результате химреакций откладывается в s-образных структурах, в изгибах под землей. Я, работая на Лиманном, все тщательно исследовал и убедился, что так бывает не всегда. Там руды образовались в виде осадков. Меня поддержали известные ученые. Практика показала: мои доводы были верными. Таким образом сформировались месторождения меди «50 лет Октября», Жыланда, Жарлыаша и Приорское в нашей области. По среднеорскому району я все изучил и выдал большой объем прогнозных объектов, основываясь на своей гипотезе. Работу я защитил на «отлично». Это спасло целую организацию. Геологи не знали где бурить, а тут появилась серия проектов. Мне за мое открытие дали звание «Лучший творческий инженер». Моя разработка помогла точнее определять месторождения меди и других ископаемых. Я стал лауреатом премии им Есенова. К 90-м стало ясно: западная зона – это гигантский фрагмент океанической коры, на которой и формировались рудоносные структуры. Но, увы, геологии в это время пришел крах.

ЗДЕСЬ БЫЛИ ОКЕАН И ВУЛКАНЫ

Несмотря на то, что никаких денег на геологию уже не выделяли, Юриш проводил съемку – изучал поверхности древних вулканов в Мугалжарском и Шалкарском районах, а это более 5 тысяч кв. км. На работу ушло 10 лет, по итогам составили серию карт.

– Мне помогла французская компания, которая здесь работала, – говорит он. – В 2003 году на симпозиуме моя работа была признана второй по значимости в СНГ по части палеовулканических исследований. Почти 20 лет по своей инициативе я собирал информацию о геодинамической истории Казахского Урала. В начале 70-х годов появились данные, что в нашей области находится дно древнего океана, приезжали специалисты института океанологии, они выпустили книгу. Я упорно занимался этими вулканами и в 2016 году с помощью НИГРИ подготовил монографию. Этой книгой теперь пользуются в Алматы, Екатеринбурге, Оренбурге и Москве. В ней все о том, как сформировалась южная часть Урала. Геодинамика была для меня как хобби, я это делал безо всяких грантов. Это многолетний труд. Сейчас я подготовил еще одну такую книгу, «Океанический вулканизм юго-западных Мугаджар».

1989 год. Центральная тематическая партия в поисках меди в Хромтауском районе. Здесь находится месторождение Лиманное, открытое В. Юришем.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Древние вулканы в Мугоджарах дробят на щебень

ЗОЛОТОИСКАТЕЛЬ

В жизни старейшего геолога, трижды академика Уральской академии геологических наук, члена-корреспондента международной академии информатизации, академика академии минеральных ресурсов, есть еще один любопытный факт. Он вычислил новое месторождение золота в нашей области, дал прогноз по запасам. Речь идет о Южно-Балкынбайском месторождении.

– В конце 90-х годов я и мой товарищ Николай Чупин задались этой целью. Месторождение это перекрывается меловыми и неогеновыми отложениями. Французы для нас пробурили три скважины, мы обработали 129 проб – занимались этим в подвале «Запказгеологии», все делали вручную, изучали под микроскопом, так выявили промышленную золотую россыпь. Это первая и пока единственная промышленная россыпь в пределах казахского Урала. Она находится в 50 км от Юбилейного, я насчитал там 26 тонн золота.

1984 год. Башкирия. Сибай. Геологи изучают в горах вулканические породы.

– В нашей области есть все, кое-где даже алмазы. Казахский Урал раскрыл свой потенциал от силы на 20%, – говорит опытный геолог.

– Тогда в перспективе мы можем жить, как в Эмиратах?

– Мы давно должны так жить. С профессором Куанышбеком Шункеевым лет шесть назад мы пытались продвинуть разработку диатомитов – это белая легкая кремнистая порода морского происхождения с обширным спектром применения. В Ульяновской области на базе таких месторождений процветают города, а у нас это никому не нужно. Месторождения находятся в районе Эмбы. Там миллиардные ресурсы. Диатомит идет на удобрение, стройматериалы, минеральные добавки. Пока это никого не заинтересовало.

С профессором К.Шункеевым на месторождении диатомитов близ Эмбы. Ископаемые есть, добывать некому.

ГЛАВНОЕ В ЖИЗНИ – ДЕТИ

Ему суждено было многое что предсказать. Как это ему удается?

– Дело не только в знаниях – в даре озарения, – говорит он.

Почти 20 лет он пытается защитить древние вулканы в Шалкарском районе, но там добывают щебень, вулканы уничтожают. Недавно Юриш снова написал письмо в акимат, до этого обращался к министру экологии и уверен: когда-нибудь его услышат.

80-е годы. Владимир Юриш с семьей. Южный Урал. Работая здесь, геолог нашел медно-парфировый пояс.

Завтра Владимиру Юришу исполнится 90 лет. Спрашиваю его: какой главный подарок вы ждете? Говорит: дети приедут. Они все живут далеко. Старшая дочь врач, работает завотделением больницы в Хабаровске, сын – авиационный механик, живет в Ульяновске, дочь работает в центральной технической библиотеке Москвы.

...Среди старых фото, которые хранит Владимир Юриш, есть аккуратно сшитые сборники его рассказов, есть стихи.

«Здесь не живут корысть и подлость, здесь сердцу в спутники даны. Все время – путь, все время – поиск, все время – жажда новизны», – прочитала я на одной из страниц. Может, эта жажда и дает человеку силы жить, работать, делать новые открытия? »

Фото автора и из архива В. ЮРИША

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Краевед, фотограф, геолог. 100-летие Ростислава Сегедина отметили в Актобе

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Комментарии 4

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

  • Шындыкбай

    Шындыкбай

    Гвозди бы делать из этих людей - крепче бы в мире не было-б гвоздей!!!

    6+
  • diap

    diap

    Надо писать про золотые жили ,когда будет справедливая "элита общества" . А так ,что, понаедут,раскопают,загубят,обогатятся и смотаются за кордон со своими домочадцами.

    6+
  • diap

    diap

    Раньше в "в те далёкие" люди работали от всего сердца, не за деньги -за идею. А сейчас "выдавленные тюбики" сменились на работу только за $$$. Потом в Англию, США ,Израиль, Арабия. Там жить, где порядок и закон, а тут зарабатывать, но ,там жить, в золотом миллиарде.

    6+
  • tounsman

    tounsman

    Дальнейших успехов в делах и здоровья. Вот такие люди раньше сами светили и озаряли путь другим.

    6+