Главные новости Актобе, Казахстана и мира

0 просмотров

Дворник из детдома по прозвищу Юниор

Аслану Сандибекову 20. Он вырос в детском доме, родителей никогда не видел. Жил на вокзале, ел с бомжами. Но недавно жизнь парня круто изменилась. У него появился свой угол, работа и семья. Мокнущего под дождём Жаслана подобрал водитель автобуса. С этого всё и началось.

На фото: 21 июня. Эта комната при прачечной облбольницы стала первым жильем выпускника Жайсанского интерната, а теперь дворника больницы Жаслана Сандибекова. На днях парнишка сдал документы в политехнический колледж. Врачи хотят помочь ему встать в очередь на жилье. || Фото Владимира ЗОБЕНКО

Аслану Сандибекову 20. Он вырос в детском доме, родителей никогда не видел. Жил на вокзале, ел с бомжами. Но недавно жизнь парня круто изменилась. У него появился свой угол, работа и семья. Мокнущего под дождём Жаслана подобрал водитель автобуса. С этого всё и началось.

Жаслан почти месяц работает садовником и дворником. Двор, за которым он ухаживает, огромный. Дел у парня невпроворот: надо полить деревья, цветы, подмести, убрать мусор, в выходные он дежурит на КПП. Начальство, узнав, что к Жаслану приехали из газеты, разрешает дворнику сделать перерыв.

Небольшого роста, щупленький, он ковыряет носком шлепанца песок, то и дело поправляет сигарету за ухом и рассказывает:

– Рос я в доме ребенка «Умит». Оттуда попал в Алгинский детский дом. С 6-го класса перевели в Жайсанский интернат. Потом был лицей. Получил корочку каменщика. Но работать не могу. Потому что корочку просто так дали. Когда учеба закончилась, в лицей приехали предприниматели, разобрали выпускников. Я попал в Кобдинский район, поселок Алия. Там пас скот на точке. Обещали 15 тысяч в месяц. Не платили. Жил в сарае, кормили плохо. Сбежал. Подрядился разнорабочим на стройку. Потом и оттуда ушел. Последнее время жил на вокзале. Кормился у бомжей. Только с ними мне не очень. Они пьют, я нет.

– Родителей не пытался искать?

–Нет, они для меня умерли.

– Как тебе здесь живется?

– Мне дали комнату, кормят, собрали одежду. Банковскую карточку получил, скоро зарплата. Хочу много денег. Чтоб за границу уехать. Мне кажется, хорошая жизнь только там. У меня и загранпаспорт есть. Документы я никому не даю, прячу в надежном месте. А то заберут, а без документов ты никто.

– На что потратишь первую заплату?

– Сотку куплю, – совсем по-детски улыбается Жаслан. – И плов хочу приготовить. Меня узбеки в бригаде научили. Потом к друзьям в Жайсан поеду. Правда, я мало с кем общаюсь. Кто-то ворует, кто-то пьет, я этим не занимаюсь.

– Может, родных тебе поискать? Наверное, есть где-то…

– Я давно свыкся с тем, что у меня никого нет. Но когда у меня спрашивают из какого я рода, говорю, что табын. Я сам так решил.

В небольшой комнате в прачечном отделении областной больницы, где поселился Жаслан, чисто и уютно. Кровать, стул, тумбочка. Апашки из прачечной дали ему посуду, приносят еду. Здесь, конечно, не вокзал, об обедах с бомжами Жаслан и вспоминать не хочет. Взрослые, взявшие Жаслана под опеку, помогают парнишке собрать документы в колледж. Еще месяц назад Жаслан и не думал, что его жизнь так изменится.

А началась эта история с одной остановки. Жаслана, промокшего и замерзшего, подобрал водитель автобуса. Было это около 2 месяцев назад. Вот как об этом рассказывает сам водитель Каржау Бедеров:

– Я вожу служебный автобус в областной больнице. В тот день было холодно, еще и дождь шел. Смотрю, по дороге идет парень. Мокрый, из одежды только тонкая спортивка. Я его посадил, разговорились. В тот вечер я возвращался с рейса на дежурство в больницу. Парнишка на попутке хотел добраться в Кобду. Рассказал, что он детдомовский. Едет к прежним хозяевам за деньгами. Я привел попутчика в гараж, в комнату отдыха. Дал ему 700 тенге, свой адрес, на следующий день, отдохнув, он поехал дальше. Через время вернулся. Денег прежние хозяева ему не дали. Около недели Жаслан жил в комнате при гараже. На пару дней я забирал его к себе домой, прописал, дал одежду, накормил. Не мог я его оставить. У меня у самого отец детдомовский. Во время голода его семья решила бежать в Узбекистан. На границе взрослых расстреляли, детей отправили в Бухаринский дет­ский дом. Только в 63-м он вернулся на родину. Часто вспоминал, как ребенком босиком пас скот у узбеков. Я рассказал о Жаслане сотрудникам. Они собрали ему вещи, обувь. Потом и главврачу рассказал. Сейчас вся больница стала для Жаслана семьей. Он наш сын полка. Мы его Юниором называем, – смеется Каржау [на фото].

Когда готовился материал, главврач облбольницы Самат Даньяров сообщил, что Жаслан сдал документы в политехнический колледж, будет учиться на электрика. Жить останется в больнице. На днях сотрудники поедут с ним в ЦОН, поставят Жаслана в очередь на жилье.

– Мы же хотим и свадьбу ему сыграть, – смеются врачи. – У нас работают 5 девушек, они круглые сироты. Мы всем помогаем. Коллектив большой, для них мы, как семья.

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Новости по теме

Комментарии 2

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

  • Твист.

    Твист.

    Согласен.Очень позитивная статья. Вот на таких людях как герои этой статьи и держится мир. Молодцы, счастья всем и здоровья!

    0+
  • requiem

    requiem

    Почему после детского дома выбрасывают на улицу жить??? Где общежитие? Где казенное жилье? Все это должно быть. Должен быть отработанный механизм и контрольза качеством жизни сирот и пособия.

    0+