Главные новости Актобе,
Казахстана и мира

КОРОНАВИРУС В КАЗАХСТАНЕ: 1 024 004 СЛУЧАЯ, 967 867 ВЫЗДОРОВЕЛИ, 13 062 УМЕРЛИ. ПНЕВМОНИЯ С 1 АВГУСТА: 84 563 СЛУЧАЯ, 77 613 ВЫЗДОРОВЕЛИ

4478 просмотров

Яхья Хенди: К экстремизму приводят неравенство и репрессии

 Американский имам Яхья Хенди, побывавший в Актобе, рассказал «Д», как в США борются с экстремизмом и о чём ему пишут женщины в Твиттере. 

Американский имам Яхья Хенди, побывавший в Актобе, рассказал «Д», как в США борются с экстремизмом и о чём ему пишут женщины в Твиттере. 

Почему хиджаб стал мировой проблемой

Начну с того, что Яхья Хенди с побывал с лекциями уже в 63 странах. Его доклады посвящены в основном положению женщин в исламе, защите их прав. 

– В Америке 7 миллионов мусульман, – говорит имам из Америки. – Есть 447 медресе, 5657 мечетей и 3 исламских колледжа. Есть мэры-мусульмане городов и конгрессмены. Америка – страна мигрантов. У нас живут люди разных национальностей и вероисповеданий, и они чувствуют себя свободными. Мой приезд  в вашу страну – это попытка объединить людей Казахстана и США. Мы можем учиться друг у друга. Цель моих поездок – пропаганда межрелигиозного согласия. Меня знают в мире как имама, защищающего права женщин. В исламе женщины равны с мужчинами в экономическом, социальном и  культурном плане. У них должны быть равные финансовые возможности и доступ к образованию. Сейчас большой вопрос и в Центральной Азии, и во всем мире: должны ли мусульманки носить хиджаб? Я заявляю: женщина должна быть свободна в своем выборе. В Твиттере и Фейсбуке женщины часто обращаются ко мне с этим вопросом. 

Экстремизм там, где неравенство

В Актобе меня первым делом спросили, какого масхаба я придерживаюсь и как отношусь к салафитам. Я – мусульманин. Не суннит и не шиит. Мы должны не делиться, а объединяться.

Салафиты – неоднозначный термин. Как эксперт, я скажу, что в исламе салафизм означает уважение к традициям. В этом смысле я салафит. Но за последние 10 лет этот термин приобрел другое значение. Так стали называть людей, которые находятся вне основных течений в исламе. В этом смысле я не салафит. В Америке есть и то, и другое.  В вашем регионе есть «Хизбут тахрир», которого в Америке нет. Эта группа пропагандирует жестокость и экстремизм.

– Но и у вас борются с религиозным экстремизмом…  

– Экстремизм существует лишь потому, что многие не понимают или неправильно трактуют ту религию, которой они придерживаются. Я как доктор наук изучал иудаизм,  моя магистерская работа – изучение христианства, в бакалавриате я изучал ислам. Первый путь для борьбы с экстремизмом – образование. Им и занимается наше объединение «Духовенство без границ». Мы обучили тысячи представителей духовенства в Пакистане, Африке, Таиланде. Иногда экстремизм может быть ответом на нечестность и репрессии. Отторжение всего, теракты – это естественный ответ религиозных меньшинств, которые чувствуют, что они не включены в социальную или культурную жизнь государства. Надо помогать этим людям стать частью общества. Государство должно вести политику равенства, все должны иметь равный доступ к экономическим благам. Государство не может говорить религиозным течениям, что делать, а чего не делать, а религиозные течения что-то диктовать государству. 

– Свобода – это хорошо, но это и хорошая почва для экстремизма. Такая проблема есть и в Америке.

– О чем думать – это право человека. Он может быть убежден, что делать аборты неправильно, но стрелять во врача, который делает аборты, он не может. У нас есть экстремистские группы. Если они устраивают дебаты – это их дело, но если они применяют силу – этого никто не будет уважать. Люди попадают в криминал не из-за того, что думают, а из-за того, что делают. 

Какому Богу верить

– Вы своих детей воспитываете в религиозных традициях?

– Мои дети ходят в государственную школу, в выходные  – в воскресную религиозную школу, но по своему желанию. В Америке есть воскресные школы для католиков, иудеев и мусульман. Я объясняю детям, что такое ислам. Дело не в 5-кратном намазе. Как мусульмане, они должны  встречать людей с миром, говорить:  «Ассаламалейкум». Это слово означает: «Я люблю тебя и даю мир». Я говорю своим детям, что как мусульмане они должны хорошо учиться, говорить правду, заботиться о тех, кто рядом.

В судный день человек пришел к Пророку Мухаммеду и сказал: «Я читал намаз, совершил хадж», но Пророк сказал: «Это не важно. Ты обижал других». Люди на намазе стоят плечом друг к другу, это означает, что они должны быть близки и не отдаляться, если рядом человек другой национальности или смешной на вид. Почему мы молимся, стоя на коленях? Это учит нас смирению, умению прощать.

 В Пакистане мне говорили: чем длиннее борода, тем ты религиознее. Но борода не имеет отношения к религии.  Некоторые думают, если они закрывают лицо, они уже религиозны. Это не имеет никакого отношения к религии. Так я учу и своих детей. Я считаю, казахстанским мусульманам не хватает понимания, что такое истинный ислам. Дело не в ритуалах. Моя 14-летняя дочь спрашивает: «Ты хочешь, чтобы я носила хиджаб?». Я говорю: это твое дело. 

Почему Коран толкуют по-разному 

Проблема разного толкования Корана есть и в Америке. По всему миру Коран интерпретируют по-разному. Проблема в том, что люди по-разному понимают арабский язык. В Коране говорится, что надо уважать христиан и евреев, но некоторые говорят, что мусульмане должны ненавидеть их и убивать. В организации «Духовенство без границ» есть раввины, пасторы, священники и имамы. Мы верим, что можем объединиться для достижения общей благой цели. Мы все боремся с экстремизмом. Религию используют в плохих целях, чтобы издеваться над людьми, но мы знаем, что религия создана для мира и объединения людей. 

На хадж тратьте свои деньги

Во время визита Яхьи Хенди одна из жительниц Актобе, многодетная мама, попросила у него денег для поездки в Мекку.

– Для совершения хаджа должно быть веление свыше и собственные средства, – ответил ей американский имам. – Если их нет, значит, и делать этого не надо. Думаю, мое разъяснение и будет вам помощью. 

…В понедельник у Яхьи Хенди намечалась встреча с представителями общественности и религиозных объединений Актобе. На нее  пришли всего с десяток человек, причем разговор начался с заметным опозданием. Хенди, пресс-атташе и переводчика посольства США наотрез отказались пускать в областную библиотеку, где должна была пройти встреча. Пришлось искать другое помещение. 

– Я был во многих странах, но такого не видел. Все знают, что я еду с миром. Я очень удивлен, – сказал на это американский имам.

Встречи с имамом области Абдумутали Дауренбековым у мистера Хенди тоже не получилось. Во вторник американский имам уехал в Астану. 

Из досье «Д» 

Яхья Хенди, 46 лет, доктор наук, профессор университета Джорджтауна, президент международной организации «Духовенство без границ». Араб, женат, воспитывает 3 дочерей и сына.

В Казахстан американский имам приехал впервые, его пригласило посольство США в Казахстане. В его планах посетить Астану, встретиться с представителями агентства по делам религий и учеными-теологами.  

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

Новости по теме

;