Главные новости Актобе,
Казахстана и мира

КОРОНАВИРУС В КАЗАХСТАНЕ: 109508 СЛУЧАЕВ, 105030 ВЫЛЕЧИЛИСЬ, 1796 УМЕРЛИ. ПНЕВМОНИЯ С 1 АВГУСТА: 35965 СЛУЧАЯ, 382 УМЕРЛИ

328 просмотров

Партнерский проект

Валентин Морозов: Кто полностью доволен, тот ставит себе слишком низкие цели.

Председатель правления Евразийского банка Валентин Морозов рассказал, как финансовый институт работает в условиях пандемии и как помогает клиентам.

Валентин Валентинович, 2019 год с 2020, конечно, не сравнить, но и он был непростым. Расскажите, пожалуйста, каковы результаты работы банка?

- Кто полностью доволен результатами, тот ставит себе слишком низкие цели. В целом результаты хорошие, мы завершили прошлый год с рекордными показателями. Операционный доход банка вырос на 25% до 91,6 млрд тенге. Количество клиентов, сделавших свой выбор в пользу нашего банка, выросло на 20% и приблизилась к 4 млн человек. Мы вошли в сложный для всего рынка 2020 год с впечатляющим запасом ликвидности: доля высоколиквидных активов составила 31% и поддерживается выше этого уровня по сей день. Агентство Moody’s присвоило банку рейтинг B2.

Сегодня Евразийский банк продолжает быть лидером во многих сегментах, как в рознице, так и в корпоративном секторе, успешно справляясь с вызовами нового времени. Портфель банка в хорошем состоянии и в 2019 году вырос на 30% до 644,788 млрд тенге. Собственный капитал - на 6,012 млрд тенге до 98,838 млрд тенге.

В банке работает сильная сплоченная команда, способная противостоять даже очень сложным вызовам. Показатель NPS — то, что о нас думают наш клиенты, - улучшился. Мы запустили программу технического перевооружения. Поэтому в целом двигаемся хорошо. Но всегда можно лучше. И это одна из главных наших задач.


А что могло быть лучше?

- Стабильность работы мобильного банка - Smartbank, например. Радикальная цифровизация - это ключевой фактор сейчас, и не только для нас — всем над этим надо работать, потому что для многих клиентов дистанционные каналы становятся основными в работе с банком.

Да, к двум таким большим, жирным  «черным лебедям» - нефти и коронавирусу — никто не был готов. Но мы продолжаем кредитовать наших заемщиков, все хорошие заявки в  корпоративном кредитовании с огромной благодарностью к клиентам за их доверие одобряем. Розничный бизнес тоже начинает набирать обороты по мере того, как люди выходят на работу, и экономика оживает.


Сегодня редкий бизнес не претерпел изменений из-за пандемии. На какие шаги навстречу пошел банк клиентам?

- Мы полностью исполнили все обязательства по поддержке населения и малого бизнеса в рамках поручений президента. Отсрочки по платежам предоставлялись без взимания каких-либо комиссий, все начисленные штрафы и пени, если клиент вышел на просрочку, отменялись. В целом хочу сказать, что отработали мы неплохо – предоставили более 174 тысяч отсрочек, несмотря на то, что значительная, а в какие-то моменты – подавляющая, часть сотрудников банка была переведена на удаленную работу. Это совпало со шквалом обращений клиентов по рассрочке. В какой-то момент почти все сотрудники банка занимались этим вопросом. В один из дней апреля поступило 15 тысяч заявок. На таком пике пришлось непросто, но пошло нам на пользу: мы вплотную приблизились к необходимости автоматизации и роботизации многих процессов в банке. В это же время мы запустили для бизнеса удаленное подключение к системе дистанционного банковского обслуживания Client’s Bank и бесплатное открытие текущего счета. Сам я почти три месяца управлял банком по Skype и не видел вживую никого, иногда только помощницу, которая заносила документы, которые нужно подписывать вручную. И до сих пор мы стараемся по возможности работать удаленно. Думаю, этот опыт не будет потерян, и гибридная форма работы — частично в офисе, частично дома - с нами так или иначе сохранится. 


Как сильно пандемия изменила спрос на ваши основные продукты?

- Люди два месяца сидели дома, а часть наших корпоративных клиентов простаивала, это привело к значительному снижению банковской активности, в какой-то момент бизнеса не было вообще. Банк сам по себе ничто, это наши клиенты, потребности которых мы обеспечиваем, либо вкладами, либо кредитами. Сейчас мы видим восстановление, и очень этому рады. Надеемся, что вскорости мы справимся с эпидемией и все начнет возвращаться на круги своя.


Можете ли вы сказать, что в вашей работе что-то навсегда останется в прошлом?

- Думаю, уйдет привычка большой группой собираться в переговорке и что-то обсуждать, это гораздо удобней делать по Skype. Обнимания с дорогими клиентами и сотрудниками, думаю, тоже уйдут — надеюсь не навсегда. Несмотря на все дистанционные методы, личного общения, конечно, ничего не заменит. Этого не хватает, и это нельзя потерять.

В обществе есть нарекания: казахстанские банки не ведут активной борьбы за каждого клиента, не предлагают им максимально удобные и выгодные условия.

- Как я сказал, количество клиентов, которые сделали выбор в пользу нашего банка, выросло. Мы прилагаем титанические усилия, чтобы их количество выросло еще больше. За каждого мы боремся. И у меня очень талантливые коллеги-конкуренты, которые не дают расслабляться ни на секунду, за что им большое спасибо - это делает всех нас сильнее.

Процентные ставки — это функция макроэкономики. Получатели кредитов не довольны ставками, зато вкладчики довольны. Выдать деньги — дело нехитрое, задача в том, чтобы кредиты вовремя погашались.


Как вы считаете, с какими результатами банк может завершить 2020 год?

- Покажите мне бизнес, который закончит нынешний год с показателями лучше, чем в прошлом году — я лично инвестирую в это чудо. К сожалению, этот год почти все закончат хуже, чем предыдущий. Но мы всегда находимся в поиске новых точек роста, и реорганизуемся, чтобы соответствовать потребностям клиентов, которые, кстати, меняются тоже. Банку 25 лет, и это - не первый сложный период, в который ему пришлось работать. Ничто не ново под луной: да непросто, да боремся, да есть неопределенность. Сейчас мы действуем как в одной мудрой поговорке: «переходим реку, тщательно ощупывая ногами камни под водой».

В последнее время вокруг Евразийского банка распространяются разные слухи о его возможной продаже.

- Знаете, какую первую фразу я одной из первых выучил по-казахски? Ит үреді, керуен көшеді — собака лает, караван идет. Любой бизнесмен готов продать свой бизнес за очень хорошие деньги, и я полагаю, акционеры Евразийского в этом плане не уникальны. Банки покупаются и продаются во всем мире -ничего странного в этом нет. Но когда слухи усиленно распространяются через странные телеграм-каналы с абсурдными заявлениями, мы воспринимаем это, как попытку дестабилизации работы банка. Могу сказать одно: у инициаторов этих слухов ничего не получится, работаем как работали. А так – никакой продажи банка не планируется – у нас хорошая стратегия развития, в которую акционеры верят, и которая приносит свои плоды.

А еще недавно банк предупредил клиентов о мошеннической атаке... 

- Мы не можем спокойно относится к тому, что у наших клиентов, а также клиентов других банков Казахстана, жулики воруют деньги. Во всем мире это уже целая индустрия - для обмана клиентов банков используется социальная инженерия, когда злоумышленники входят в доверие к человеку. Бороться с этим можно только повышая финансовую грамотность клиентов. И решить эту проблему мы можем только все вместе.


Вы ровно год возглавляете Евразийский банк. Как изменилось ваше представление о казахстанском банковском рынке и уровне и конкуренции?

- Я впечатлен уровнем конкуренции на рынке — она выше, чем на российском рынке. Там есть несколько гиперсильных игроков, остальным очень сложно. Здесь же рынок более открытый для конкуренции, пространства хватает всем - это было для меня было хорошим сюрпризом.

А вот права залоговых кредиторов здесь не такие прочные, как хотелось бы. С момента, когда клиент перестает платить, это становится больше проблемой для банка, чем для клиента. И, к сожалению, некоторые этим пользуются. Я знаю, что этот вопрос поднимался неоднократно на уровне национального законодательства.


Какие тренды, на ваш взгляд, будут определять развитие банковского рынка в ближайшие годы?

- Уберизация. У банкиров сейчас ключевой вопрос - будут ли люди в будущем, через 5-10 лет, делать выбор в пользу покупки физических активов (машин, квартир, телефонов) или будут брать их в аренду. А зачем клиенту машина, которая 80% времени стоит во дворе, требует обслуживания и страхования. Я думаю, совместное потребление — неизбежная тенденция. Это значит, что автокредитование, ипотека, будет расти медленнее, чем раньше. Изменение в поведении наших клиентов неизбежно приведет к изменению структуры наших портфелей. Мы же производная от наших клиентов. Как люди выбирают жить, где бизнес ищет возможности, туда банки и идут. Сами то по себе мы никому не нужны, мы только обеспечиваем людям возможность воплотить их планы и мечты.


По материалам Forbes.kz



Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

Новости по теме