Главные новости Актобе, Казахстана и мира

3381 просмотр

Врач поехал делать прививки детям и погиб в степи

В Маржанбулаке Алгинского района эту историю помнят до сих пор. В феврале 98-го здесь пропал врач. Уехал в отделение за 30 км делать прививки детям и не вернулся.

Искали его 10 дней и нашли замерзшим за селом. В руках врача был чемоданчик с остатками вакцин и списком детей, которых он привил.

Супруга Мурата Жумагулова после случившегося уехала из села «Диапазон» @gazeta_diapazon отыскал вдову и узнал, как сложилась судьба семьи погибшего врача. 
– Тяжело это вспоминать, но я, наверное, должна все рассказать, – начала Сания Жумагулова. – Сейчас изменилось отношение врачам. Их мало ценят. Никто не думает сколько их погибло в мирное время во имя жизни других людей. Мой супруг был одним из них. 
Это случилось 16 февраля 1998 года. Мы тогда работали в Маржанбулаке. Мурата был врачом в сельской амбулатории, я медсестрой. Кроме меня в СВА была еще одна медсестра. Врач обычно на селе один. Поэтому Мурату, хоть он был акушером-гинекологом, приходилось лечить и детей, и взрослых. Время было сложное. Свет выключали, телефонов нет. В Карагансае, это в 30 км от Маржанбулака, не было фельдшера. Работал молодой парень, его забрали в армию, и полтора года дети были без прививок. Мурат решил поехать туда сам. Взял вакцины, 100 шприцев, поехал на попутке. В первый день сделал прививки в школе, переночевал, на второй день пошел по домам. Садики в те годы не работали. В Карагансае домов мало, но они разбросаны. В 5 вечера Мурат привил последнего ребенка, вышел на улицу. Был буран, он замерз. Тело нашли только 28 февраля, его занесло снегом. Уже после того, как Мурата Жумагулова не стало, его вдове принесли долг по заработной плате за полтора года. 
– Тогда все так жили, – вспоминает Сания, – врачи уходили торговать на базар. Мурат остался. Он говорил: «Посмотришь, и у нас профессия врача будет престижной, как в Америке. Нам тоже будут платить достойно». Тогда он получал 6 тысяч тенге, я – 2,5 тысячи. Мурат с жадностью учился всему. Как будто торопился успеть. 
Хоть время было сложное, амбулатория у нас была хорошо оснащена. Все необходимое для оказания первой помощи у нас было. С медикаментами, горючим для скорой помогал председатель колхоза Стех. В амбулатории стоял электрокотел, чтобы мы не топили печку. Аскар Абилов, тогдашний главврач ЦРБ, выделял шприцы, медикаменты. От всего, правда, лечили папаверином. Тогда везде были проблемы с лекарствами. 
Мурат даже зубы удалял сам. Как-то обратилась учитель. Пожаловалась на зубную боль. Мурат ей зуб удалил. Потом стали обращаться другие. А что в город ехать? Денег-то ни у кого не было. Мурат и обрезания детям делал, и роды принимал. 
Однажды мы с ним принимали роды при свечке. Ночь, света нет. У женщины после родов кровотечение открылось, послед остался. Мурат ее спас, доставил в роддом. У женщины было пятеро детей, она осталась жива. 
Одного мужчину, помню, вытащили из петли. Повеситься хотел. Но родственники сняли его, вызвали врача. Мурат привел мужчину в чувство, отвез в больницу. Всю дорогу больной лез в драку. Такое бывает. Дети его потом благодарили Мурата за отца. 
В Маржанбулаке люди хорошие. До сих пор, если встречают меня, интересуются, как мы живем, как дети, вспоминают супруга.
– Каким Мурат был в семье? 
– По характеру он был спокойным. И мне рядом с ним было спокойно. Мурат очень хотел стать врачом. Поступил в мединститут в 25 лет, отслужив в армии, проработав шофером, отучившись на подготовительных курсах. После вуза его направили в роддом Шымкента. Мы могли остаться там, но родители позвали назад. В семье Мурата 8 детей, он второй по старшинству, надо было помогать родителям. Мы вернулись, Мурат работал в Новороссийском, сейчас это Акжар, в роддоме. Когда его закрыли, мы переехали в город. Супруг хотел устроиться в роддом, но работы не было, и мы поехали в Маржанбулак. 
Я сама родом из Атырау ской области. Окончила медучилище и по направлению оказалась здесь, работала в онкодиспансере. Мурат проходил там практику. Мы встретились, поженились. Это было в 1985 году, в 1989-м он окончил институт. 
Мой отец был участником войны, работал фельдшером-акушером. Мурат шутил: мол, все идут по стопам отца, а я пошел по стопам тестя. 
В колхозе нам выделили большой дом. Там дуло изо всех щелей, с крыши снег падал, но лучших условий мы для себя не требовали. 
Когда Мурат погиб, я не смогла оставаться в поселке. Нам выплатили зарплату Мурата за 10 лет, я купила жилье в городе. Так здесь и работаю. Дети выросли. Сын Нурлан геофизик. Строит свой дом. Дочь Гаухар финансист. У детей уже свои семьи. Старшему внуку 14, он играет в команде «Актобе», внучки маленькие, но одна уже заявляет, что хочет стать врачом. Пусть так и будет.


1991 год. Мурат Жумагулов с сыном. После вуза он работал в Шымкенте, в Хромтауском районе, в 1995 году переехал в Маржанбулак.

Сания Жумагулова с сыном, снохой, дочерью и внучками. На фото нет только старшего внука. Он играет в футбол за команду «Актобе» и был на тренировке. «Мурат мог бы им гордиться», – говорит Сания. || Фото автора


80-е годы. Мурат Жумагулов (справа) на практике. Он все время учился. В селе был и за гинеколога, и за хирурга, и за педиатра.

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

Новости по теме