Главные новости Актобе,
Казахстана и мира

КОРОНАВИРУС В КАЗАХСТАНЕ: 171 232 СЛУЧАЕВ, 155 397 ВЫЛЕЧИЛИСЬ, 2 431 УМЕРЛИ. ПНЕВМОНИЯ С 1 АВГУСТА: 46 984 СЛУЧАЕВ, 545 УМЕРЛИ

16834 просмотра

В селе Акколь люди живут без воды

В бывшем Приозёрном Каргалинского района люди много лет мучаются без воды. Старые сети то и дело латают, но «ремо нта» хватает ненадолго. Последний раз трубы перестали давать воду 20 января. Люди топили снег, ездили стирать и купаться в Орск и Бадамшу. Сельский водопровод приехали чинить неделю назад. Вода после этого появилась в яме у во донапорной башни. Там под крышкой шланг и краник. Отсюда и набирают воду.

На фото: Это и есть главный источник, который появился в Акколе неделю назад. Люди набирают воду вед рами, затем переливают во фляги. С большой емкостью из ямы не подняться. || Фото Владимира ЗОБЕНКО

В бывшем Приозёрном Каргалинского района люди много лет мучаются без воды. Старые сети то и дело латают, но «ремо нта» хватает ненадолго. Последний раз трубы перестали давать воду 20 января. Люди топили снег, ездили стирать и купаться в Орск и Бадамшу. Сельский водопровод приехали чинить неделю назад. Вода после этого появилась в яме у во донапорной башни. Там под крышкой шланг и краник. Отсюда и набирают воду.

Пока воды не было, в местную школу, где учатся 23 ребенка, воду возили из соседнего Ащелисая. Как рассказывает директор Жанна Дуйсенова, горячее питание не отменяли, в туалете ставили ведра.

– Водопровод у нас с 73 года, вся трасса порванная, – говорит она.

– Время от времени вода в поселке исчезает. Что делали? И снег топили, и в Бадамшу ездили, чтобы вещи постирать, – говорит учитель химии Валентина Корабель.

Едем к башне. По пути встречаем аксакала, который тащит на санках фляги с водой.

– Мне 63 года, – говорит Орынбай Нургалиев. – Живу на станции, на окраине села. У нас воды нет вообще. Дома дочка и бабушка. Эту воду хоть пить можно, до этого снег топили.

Главный источник, откуда шел мужчина, оказался в грязной яме. Вода из шланга бежала тонкой струйкой. Люди набирали ее ведрами, поднимали наверх и наполняли фляги. С большой емкостью из ямы не подняться.

– Я живу в Орске, – рассказывает Максим. – Приехал матери помочь. Она живет на окраине, дороги нет, воду ношу ей ведрами. Пока меня не было, она ждала водовоз. Сама носить воду она не может.

В центре села к этому времени собираются жители.

– Воду отключили 20 января, – рассказывает Татьяна Гугля [на фото ]. – Что накапает в яме от водопровода, то и пили.

– У нас вся трасса дырявая и в хомутах, – говорит Алтынай Конусбаева [на фото]. – Мы оттуда и мышей вылавливали, и шерсть. Скоро у нас и дизентерия, и чесотка будут. На днях насос починили, но это временно. Проблемы у

нас уже 5 лет. Ни для людей воды нет, ни для скота. Поголовье сокращается. Летом сажать огороды тоже невозможно. У нас зарплаты 20-25 тысяч тенге, на них, живя на селе, мы вынуждены покупать и картошку, и капусту, и морковь. Нам говорят: уезжайте. Но куда? У нас и так половина домов брошены. Есть огромный элеватор, железная дорога. Почему здесь не наладят жизнь?

– У дочки двое детей. Мы снег топили, чтобы их искупать. Знаете, сколько снега надо, чтобы таз воды набрать? А угля на топку? – говорит Зоя Черкасова.

– Стыдно было, но стирать мы ездили к детям в Орск. 3 часа стояли на таможне, 60 километров ехали, – жалуется Татьяна Берк­миллер. – Дети зовут к себе, но мне еще год до пенсии, в Орске жить негде. Почему я должна туда уезжать? Помочь нам некому. У сельского акима ни рабочих, ни техники. Обещали, что из бюджета дадут деньги на реконструкцию водопровода, теперь молчат.

Семья Сосновских, чтобы быть с водой, собирала фляги по всем родственникам. За 8 тысяч купили бочку. Ими и обходились во время «засухи».

– И за это мы платим «Бадамша Сервису» 114 тенге на человека, отдель­но за поение скота, – говорят аккольцы. – Когда воды нет, мы ее и в подвале разрушенной 2-этажки набирали. Там и водопроводная вода, и талая, а летом гуси купаются.

Лилия Мунина ведет нас к себе домой. Показать, как она обходится без воды. Во дворе детская ванночка. В нее женщина сгребает оставшийся снег, тащит домой.

– Я наливаю сюда кипяток, и у меня появляется вода, – говорит женщина. – Хорошая вода в баклашках, она на еду и на чай, – показывает на гору бутылок со льдом хозяйка. – Мне ее дети привозят из своего села. Так я живу уже третью зиму.

Как рассказывает Алтынай Конусбаева, когда терпение жителей лопнуло, они позвонили в службу спасения.

– Мы долго молчали, но больше месяца без воды – это слишком. После звонка в селе появились работники «Бадамша Сервиса», отремонтировали насос.

Тонкая струйка живительной влаги появилась сначала в яме возле водонапорной башни. Люди туда стояли в очереди часами. Потом местный электрик Гугля известным только ему способом стал искать, где под землей промерзла труба. Нашел, раскопал, отогрел газовой горелкой. Вода потихоньку стала появляться в домах. Но жители боятся, что это ненадолго. Ударит мороз – трубы замерзнут снова.

…Мы едем по улицам Акколя, там и тут заброшенные дома, по дороге идут люди с флягами и ведрами.

Кто-то из жителей говорил нам: мы боимся превратиться в Рождественку. Спрашиваем: где это?

– Видели по дороге погост? Раньше там было село...»

Асылбек Биманбаев, аким Ащелисайского

сельского округа:

– В Акколе 214 жителей, 75 дворов, водопровод нуждается в реконструкции. 21 января сломался насос, воды не было, пока не нашли средства. На это время договорились с предприятиями, они возили воду машинами. Кто-то ездил в Бадамшу, Орск, они в 50-60 км от Акколя. На водопровод нужно примерно 250 миллионов, их пока не выделили, вопрос на контроле у акима района. Люди боятся пожаров. На случай ЧС мы хотим заполнить 60-кубовую цистерну элеватора.

Автор — Альмира АЛИШБАЕВА

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

Новости по теме