Главные новости Актобе,
Казахстана и мира

9441 просмотр

Нефтяники бастуют

Волна забастовок прокатилась по специализированным транспортным управлениям АО «СНПС–Актобемунайгаз».

Волна забастовок прокатилась по специализированным транспортным управлениям АО «СНПС–Актобемунайгаз». Таких событий нефтяные края не помнят с 90-х годов прошлого века.

15 июня в 8.20 утра корреспонденту «Диапазона» поступил звонок из Жанажола.

– Мы выходим на забастовку! – слышалось в трубке сквозь выкрики людей и шум толпы. – Сюй Кэцян не выполняет наши требования, мы останавливаем работу на три часа! Передайте об этом на всю страну! 

При первой же возможности мы отправились в Мугалжарский район. Пока добирались до места событий, по сотовому телефону передавали видео и фото происходящего. Обстановка была накалена. Водители встали перед воротами автопарка и не пускали на работу технику СТУ «Жанажол». За руль спецтехники село начальство. Водители громко освистывали их. Только после просьб руководства нефтяники освободили дорогу.

Через 3 часа акция протеста не закончилась. Работа стояла, нефтяники ждали «генерала». Так они называют генерального директора АО «СНПС–Актобемунайгаз» Сюй Кэцяна. По их словам, новый шеф руководит уже два года, но они его до сих пор не видели. Около 19 часов на место событий прибыл заместитель акима области Избак Умурзаков, сотрудники прокуратуры и долгожданный генеральный директор Сюй Кэцян. Рабочие рассказали, что отсылали Сюй Кэцяну письмо от коллектива СТУ «Жанажол», где высказали свои жалобы и требования. Нефтяной «генерал» признался, что не получал писем. Тогда ему высказали требования устно. Главное из них – повышение уровня зарплаты до 200 тыс. тенге, выдача зап­частей, обновление автопарка. Сюй Кэцян пообещал все взвесить и дать ответ через 10 дней.

Кенкияк протестовал вслед за Жанажолом  

Около 9 утра в четверг журналист «Диапазона» подъезжала к п. Жанажол, когда нефтяники сообщили, что акция протеста закончилась, водители выходят в рейсы. В это же время в п. Кенкияк начались аналогичные действия водителей автопарка. Мы отправились туда. В СТУ «Кенкияк» работает свыше 500 человек. Люди вышли на улицу. С правой стороны двора стоит старая трибуна. На нее взбирались сразу по несколько человек и «толкали» речи. Люди делились наболевшим.

– Наше руководство получает от 250 до 800 тысяч тенге в месяц, – говорили нефтяники. – А мы по 40-50 тысяч тенге за целый месяц работы без выходных и праздников. Трудимся с 5 утра до 21-22 часов. Если начинаем брать выходные, зарплата резко падает – до 35 тысяч тенге в месяц. Китай­ское руководство на нас экономит. Один человек выполняет работу двоих-троих водителей. При этом нам платят копейки…

– По календарю выходные есть, а у нас их нет, – говорит Марат Шутеев. – Люди считают, что в СНПС зарплата высокая, а это самая низкооплачиваемая нефтяная компания в Казахстане.

Водители жаловались, что с каждой зарплаты перечисляют по 2% в профсоюзный комитет, но не имеют возможности отправить детей в лагеря отдыха. Даже со скидками профсоюза путевки получаются слишком дорогими. Платить по 40 тысяч тенге за дет­скую путевку не по силам нефтяникам, отдавшим отрасли по 10-18 лет жизни.

Пока машина «Д» добралась до Кенкияка и вернулась назад, возникла необходимость полной замены ходовой части «Фольксвагена». Дороги тут с каждым годом становятся хуже. Водители СТУ «Кенкияк» и «Жанажол» оплачивают запчасти из своей зарплаты.

– У меня КамАЗ с полуприцепом, – рассказывает Николай Абыл­газиев. – Запчасти очень дорогие, на них не дают денег. Два месяца я сижу без зарплаты, заказы отдали другим водителям.  

– У меня КАВЗ 92 года года выпуска, на него по 8-15 тысяч тенге в месяц уходит. У других вообще 80-х годов. Половина автопарка – списанная техника. Ломается  – мы в степи ее сами ремонтируем. В Атырау водители за такой же труд получают по 250 тысяч тенге в месяц в американской компании. У меня пятеро детей, жена безработная. Всех не могу обеспечить. Если дочь учиться пойдет, придется машину продавать. Иначе где я возьму деньги?

– Когда доллар был 65 тенге по курсу, у нас была точно такая же зарплата, как сейчас, – говорит водитель Ербулат Муханов. – Сегодня доллар стоит 150 тенге, зар­плата обесценилась. Цены на продукты в магазинах выше актюбинских. Подрабатывать нет возможности, мы трудимся с утра до ночи. Мы платим большие деньги, чтобы выучить детей, а они потом сидят без работы. Негде их трудоустроить.

Нефтедобыча губит здоровье людей

В п. Кенкияк, где живет 80% коллектива СТУ, остро стоят вопросы экологии.

– Раньше мы получали к зар­плате районный коэффициент в размере 60% надбавки к зарплате. Сейчас только 10 тысяч тенге добавляют и все, – говорит Ербулат Муханов. – А наши семьи в Кенкияке разве не дышат тем же грязным воздухом? Не пьют ту же «нефтяную» воду? Им тоже нужно выплачивать экологические! Почему в Кызылорде, Атырау, Семипалатинске такие выплаты действуют, а у нас отменили? 

По словам водителей, поселок Кенкияк окружен могильниками с нефтяными отходами и отработанными растворами из скважин. Они насчитали 7 могильников вокруг поселка на расстоянии от 1 до 5 километров от жилых домов. То есть, с какой бы стороны ни дул ветер, он несет в Кенкияк зловоние. 

– Мы боимся задохнуться во сне всем Кенкияком, – говорит водитель Газиз Акдаулетов. – В 3-4 часа ночи буровые выбрасывают газ. Отрабатывают факелы и скважины от парафина. А когда приходят экологи на проверку, тут все чисто... Люди не то что болеют, умирают в постели. Несколько дней назад водитель Кенкиякского СТУ Саден Колбатыров приехал домой на обед, ему стало плохо. Он лег на кровать и умер… Рядом с поселком бежит река Темир. После купания в ней у многих появляется аллергия. Почему? В ней сплошная гадость и нефтепродукты.

– У меня дочь и двое сыновей, – выступал нефтяник. – Старший сын инвалид третьей группы, у него тромбоцит, низкая свертываемость крови. Мы ездили в Алматы, ребенка осматривали врачи из Германии. Они объяснили, что такая беда у ребенка от экологии. Медики запретили нам возвращаться в Кенкияк, тут жить ребенку нельзя. Но я никуда не могу переехать, мне едва хватает денег на еду. Каждые четыре месяца я покупаю за 120 тысяч тенге лекарства для ребенка и экономлю их. Нужно давать по 4 таблетки в день, мы пытаемся снизить дозу до двух. Как-то у меня уже совсем таблетки кончились. Пробовал не давать лекарства, мы едва откачали сына.

Развлечения вместо повышения

Водители рассказывают, что всех желающих руководство отправляет на экскурсию в Китай. 

– Поехала на неделю уже третья партия из 40 наших работников, – недоволен Аман Уразымбетов. – Почему наши деньги тратят на развлечения, вместо того чтобы повысить зарплату?

Пару лет назад АО «СНПС – Актобемунайгаз» рассказывало в прессе, что нефтяников стали бесплатно кормить. Это представляли как увеличение социального пакета льгот для сотрудников компании.  

– В прошлом году обещали кормить всех работающих. Людей сфотографировали, раздали всем талоны на бесплатное питание. Льгот хватило на месяц. Потом их отменили. Теперь талоны дают только тем, кто работает вахтовым методом. По 20 талонов стоимостью 500 тенге. В Жанажоле кормят вахтовиков по 3 раза в день, в Кенкияке – 1 раз в день. На месяц талонов не хватает, приходится расплачиваться налом. Лимит горючего резко урезали. Раньше на день выделяли по 35 литров солярки, теперь на тот же рейс – 26 литров. Если встал – заправляйся сам. Зимой мы мерзнем в машинах, экономим горючее.  

Зарплату повысят на 20 и 15 %

На территорию автопарка пришла аким Шубаршинского сельского округа Роза Сатанова.

– Последние акции протеста среди нефтяников были в 1990-х годах, – обескуражена Роза Сатанова. – Водителям нужно четко поставить свои условия и пригласить лиц, от которых они хотят услышать ответ.

Начальник автопарка №2 Марат Кадырханов отчасти поддер­живает своих подчиненных.

– Мы не стали перечить людям и дали им возможность высказаться, – говорит Марат Кадырханов. – В такой ситуации это самое лучшее. Да, к зарплате в 200 тысяч тенге нужно постепенно идти, оснащать СТУ новой техникой. Важно решать вопросы обеспечения запчастями, обновлять технику. Без вложений акционеров мы потеряем парк автомашин...
Не успела закончиться забастовка, как пресс-служба акима области распространила информацию о визите замакима области Избака Умурзакова в Жанажол. Нефтяникам предложили подождать до ноября. Именно тогда запланирован форум с участием премьер-министра Республики Казахстан Карима Масимова. В нем примут участие представители нефтяников и газовиков, акимы нефтегазодобывающих областей.

«Генеральный директор АО «СНПС–Актобемунайгаз» Сюй Кэцян пояснил присутствующим, что компания неукоснительно исполняет свои обязательства по повышению заработной платы. Так, в начале года заработная плата работников АО «СНПС–Актобемунайгаз» была повышена. В настоящее время производится  перерасчет заработной платы, которая с 1 июня текущего года повысилась на 20%. Процедура перерасчета должна завершиться к 10-му июля. Очередной этап  повышения на 15% состоится в октябре текущего года», – указано в документе пресс-службы.

Таким образом, очередные волнения в Темирском и Мугалжарском районах ни к чему не привели. Китайское руководство не намеревается доводить уровень зарплаты до 200 тысяч тенге, говорит, что для этого нет «ни возможностей, ни лишних средств». В четверг, 17 июня, нефтяники Жанажола и Кенкияка вышли на работу.

Активистов повели в суд

АО «СНПС – Актобемунайгаз» потребовало через суд признать забастовку незаконной и прекратить.

Иск от АО «СНПС – Актобемунайгаз» поступил в Мугалжарский районный суд. Истец требовал признать забастовку незаконной и остановить, так как акция протеста «может привести к авариям техногенного характера, угрожает жизни и здоровью людей». Заявление рассмотрел председатель Мугалжарского районного суда Шапагат Алнияз. К суду привлекли трех активистов рабочего движения – К. Толыбаева, С. Битикбаева и К. Кулмуратова. Двое трактористов и водитель сказали суду, что считают свои действия правомерными. Они признали, что стояли у ворот и по просьбе руководителей пропустили технику. Суд признал, что «заявление истца обоснованно, поскольку характер производства непрерывный, и нефтедобыча относится к особо опасным объектам».

– Исковое заявление АО «СНПС–Актобемунайгаз» подлежит удовлетворению, – оглашает решение председатель Мугалжарского районного суда Шапагат Алнияз. – По требованиям Трудового кодекса РК решение о проведении забастовки принимается на собрании работников при наличии не менее половины от общего числа сотрудников организации. Решение о проведении забастовки считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей участников собрания. Забастовку возглавляет забастовочный комитет. Забастовочный комитет должен был письменно предупредить руководство предприятия о начале забастовки и возможной ее продолжительности не позднее, чем за 15 дней.

Суд признал забастовку незаконной и отменил. Решил взыскать судебные расходы в размере 707 тенге со всех троих активистов рабочего движения в солидарном порядке. Решение суда не вступило в законную силу и может быть обжаловано в облсуде в течение 15 дней.

Забастовки ведут к катастрофе

«При остановке СТУ «Жанажол», «Кенкияк» полностью прерывается транспортное сообщение на объектах месторождений АО, персонал нефтегазодобывающих управлений не может доехать до производственных объектов. Несвоевременное регулирование технологического процесса может привести к техногенной аварии с переходом в чрезвычайную ситуацию. Ее последствия нанесут непоправимый вред экологической системе региона», – сообщила пресс-служба АО «СНПС – Актобемунайгаз».

Какую зарплату должны получать нефтяники?

Саясат Даниев, студент:

– Я будущий нефтяник. Учусь в политехническом колледже по специальности «разработка месторождений». Пошел на нефтяную специальность, потому как там, на мой взгляд, высокие зарплаты. А что, кто-то из нефтяников получает меньше 150 тысяч тенге в месяц? Такую зарплату должен иметь уже начинающий работник нефтяной отрасли.

Нурбулат Киикбаев, экономист

– На Жанажоле я ни разу не был, мне трудно рассуждать о работе нефтяников. Могу говорить только о своем опыте. Первый год после окончания вуза работаю бухгалтером. Сейчас получаю от 40 до 50 тысяч тенге в месяц. Считаю это нормальным стартом. Дома жена и ребенок, помогают родители. Если учесть, что нефтяники трудятся не в офисах, а далеко от дома в тяжелых условиях, они должны получать больше.

Руслан, пенсионер:

– Сейчас все мало получают. Разве что банкиры хорошо имеют и сотрудники акимата, которые живут на откатах. Почему нефтяники должны иметь больше, чем грузчик, который за 25 тыс. тг целыми днями таскает ящики? При низкой зарплате человек будет воровать. Вы не задумывались, почему вокруг многих бюджетных и учебных заведений высокие массивные заборы? С забора за 2 миллиона можно украсть 500 тысяч тенге, а с забора за 9 миллионов поживиться 1,5 миллионами.

Любовь Петровна, нефтяник:

– Вахтовикам нужно платить никак не меньше 200 тыс. тг. Я сама сотрудник «СНПС – Актобемунайгаз», представляю себе какой это тяжелый труд. На Жанажоле, в Кенкияке нет условий для нормальной жизни людей. Там жуткая экология. Если лет 15 назад работать в АО «СНПС – Актобемунайгаз» считалось престижным, то сейчас на предприятии большая текучка кадров. Многие хорошие специалисты уходят из-за низкой зарплаты.

Сергей, техник:
– Как-то я поехал в Жанажол, выполнял работы по подряду. Выдержал 2 дня и быстрее назад вернулся. Больше ехать туда нет желания ни за какие деньги. Здоровье только оставишь. Ведь там дышать нечем, вонь сплошная. Меньше 80-90 тысяч тенге за 15 дней работы люди там получать не должны, это факт. Иначе на лекарства не хватит. 

Татьяна Токарь

Автор — nata

Комментарии 2

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

  • shaman

    shaman

    Critic,даа. нехило расписали

    0+
  • vaz21102

    vaz21102

    СНПС – Актобемунайгаз надо снять эту напряженность а не раздражать судом людей... Сегодня завтра какойто китаец на ногу случайно наступит рабочему то этих всех суй куй чаев толпой затопчут сотнями как это уже было...

    0+

Новости по теме