Главные новости Актобе,
Казахстана и мира

ВЫ СТАЛИ ОЧЕВИДЦЕМ КАКОГО-ТО СОБЫТИЯ? ПРИСЫЛАЙТЕ ФОТО И ВИДЕО НА + 7 775 797 11 11

1855 просмотров

Опалённые войной. Воспоминания о фронтовиках Мартукского района

После ВОВ многие бойцы вернулись домой инвалидами. Но, несмотря на страшные недуги и увечья, несмотря на все эти тяготы, они не просто выжили, а внесли свой вклад в то, чтобы мы жили под мирным небом, и наша задача сегодня этот мир сохранить, а ещё сохранить память о них.

Петр Васильевич Антипов партизанил в лесах Белоруссии. Вернулся домой без ноги, но, несмотря на инвалидность, долгие годы руководил мартукским отделением «Союзпечати», до конца жизни был активистом.

Ветеран труда из Мартука Рахим Халиков написал рассказ с уникальными воспоминаниями о мартукских фронтовиках, о том, как они воевали, а потом строили мирную жизнь.

В одной из передач, посвященных Дню Победы, я услышал о непростой судьбе Зинаиды Туснолобовой из Полоцка. Когда началась война, Зинаида пошла на курсы медсестер, а в 1942 году попала на фронт. В феврале 1943 года она пыталась помочь раненому командиру, но разрывной пулей ей перебило обе ноги. От кровотечения она потеряла сознание. Когда очнулась, увидела перед собой фашиста, он бил ее сапогом в живот, прикладом по голове, лицу, но не выстрелил.

Нашли Зину разведчики через сутки. Ее выковыривали из замерзшего снега финским ножом. Началась гангрена, врачам пришлось ампутировать ей ноги и руки. Зинаида пережила множество операций, заново училась просто жить и продолжила воевать словом. Выступала перед воинами, рабочими, призывала бить врага и делать все для Победы.

Медсестре Зинаиде Туснолобовой ампутировали руки и ноги после ранения, но она выжила и вдохновила миллионы людей на подвиги.  

В Свердловском госпитале ее лицо в окне заметил молодой солдат, захотел познакомиться и поднялся к ней в палату. Он увидел девушку без рук и без ног, упал перед ней на колени. Это был Иосиф Марченко, будущий муж Зинаиды. Она не стала беспомощным инвалидом. С помощью протезов научилась ходить, с помощью специальной насадки – писать, стряпать, топить печь, штопать родившимся сыну и дочке чулки. В замужестве Зинаида носила двойную фамилию – Туснолобова-Марченко, жили они в Полоцке. В 1957 году ей присвоили звание Героя Советского Союза.

История героической жизни Зинаиды Туснолобовой потрясла меня до глубины души, навеяла воспоминания о фронтовиках Мартука, опаленных войной. В то время в Мартуке, как и по всей стране, было очень много фронтовиков, вернувшихся с войны без руки, ноги, а то и без двух.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Помню молодого солдата, вернувшегося домой с дырой в гортани, которую он при разговоре закрывал ладонью

Безногий фронтовик Умаров долгое время работал управляющим Ново-Донецким отделением совхоза «Междуреченский». Навсегда запала в мою душу его иронически злая песенка: «Хорошо тому живется, у кого одна нога. И штанина не протрется, и не нужно сапога». Пел и плакал.

В молодом возрасте партизанил в лесах Белоруссии наш земляк Антипов Петр Васильевич, его ранило в ногу, началась гангрена, не было никаких обезболивающих и ногу ему отнимали вживую, привязав юношу ремнями к столу. Что он пережил, только ему одному известно. После войны он до конца жизни руководил районным отделением «Союзпечати», был активистом.

В 18 лет попал на фронт и Сычев Владимир Сергеевич, участвовал в обороне Ленинграда. Его дважды ранило. После лечения бойца отправили домой. Больше 40 лет проработал Владимир Сычев в Мартукском АТП вулканизаторщиком.

Очень много земляков вернулись с войны инвалидами, среди них Ахмедзянов А.Х., Дегтярев П.С., Халиков М.Г., Гильманов Абдрашит, Ивакин Федор, трижды горевший в танке кавалер двух орденов Славы Усик З.З., отбивая атаки противника, выкидывал из своего окопа гранаты врага, при этом одна из них взорвалась в руке, и он лишился нескольких пальцев руки и правого глаза. После войны Зиновий Зиновьевич вернулся домой и более 30 лет отдал системе образования, был моим наставником.

Как все мартучане, я горжусь тем, что родная земля воспитала пять Героев Советского Союза. Это Александр Батурин, Константин Губин, Федор Озмитель, Михаил Кожемякин, Евдоким Мазков.

С Константином Яковлевичем Губиным я был лично знаком: в 1973-1974 гг. мы работали вместе в аппарате райкома партии. Он много рассказывал о войне, о том, как молодые ребята, не думая и не жалея себя, все делали для скорейшей Победы. У него самого на счету были сотни уничтоженных фашистов и десятки подбитых самоходок, за что и был представлен к званию Героя. Однажды я спросил его, какой день больше всего запомнился ему, кроме, конечно, Дня Победы и дня возвращения домой. Он, смеясь, ответил, что больше всего и наиболее легко ему стало после того, как вырвали последний зуб. Став серьезным, он сказал, что его наравне с зубами достала боль отсутствующей ноги, с этим ему пришлось жить до конца дней.

Ужасная была судьба солдат, побывавших в плену. Гарибжан Загидуллин был пленен в бессознательном состоянии и это, видимо, спасло его от десяти лет сталинских лагерей. В результате контузии и ранения у него не работала левая рука. Гарибжан часто бывал в гостях у моего отца, где после подпития бражки у него левая щека начинала непроизвольно дергаться, создавая впечатление подмаргивания собеседнику, чтобы он его поддержал. Собеседником являлся мой отец, который в ходе беседы возражал, не соглашаясь с ним. Я, восьмилетний пацан, не выдерживал и, дергая за рукав, говорил, что дядька моргает, просит поддержать, а ты, мол, все против. Наутро отец мне объяснял, что дергается щека у него от последствий контузии.

В 1949 году я и мои друзья-ровесники Саша Мир-Хайдаров, Агымбай Жамбусынов, Валера Косенко, Гриша Рученко в числе 40 детей поступили в первый класс Мартукской средней школы. У Валеры Косенко, как и у многих одноклассников, отец погиб на войне. Валера рос единственным ребенком у своей мамы, и стоит ли говорить, как она любила и оберегала сына. Ее любовь автоматически распространялась и на нас, друзей ее сына. В те далекие послевоенные времена редко в какой семье дастарханы ломились от изысканных яств. После занятий в школе мы были рады побывать в гостях у Валеры. Какие пирожки с картошкой пекла его мама! Нежные, пышные и очень вкусные. А варенье ее из домашней черной смородины… до сих пор ощущаю душистый запах и особенный вкус этих ягод и пирожков.

НА ВОКЗАЛЕ КИПЕЛА ЖИЗНЬ

Пообедав у Валеры, мы дружной гурьбой бежали на железнодорожный вокзал встречать проходящие поезда и эшелоны с уволенными в запас воинами. Саша Мир-Хайдаров надеялся встретить пропавших без вести своего отца и отца двоюродного брата Фарита Боязитова. У меня же теплилась надежда встретить пропавшего без вести дядю, родного брата отца. Последнее письмо его было из госпиталя Петрозаводска, затем пришло уведомление о том, что Ахмеджан пропал без вести. Лишь через много лет мы узнали, что госпиталь был захвачен фашистами, и все раненые вместе с врачами были расстреляны. А тогда мы все надеялись на чудо, тем более, что отдельные такие случаи были. В действительности такое чудо произошло с отцом Фарита Боязитова через пять лет. Но мы в то время не могли об этом знать.

С другом Сашей Мир-Хайдаровым мы продолжали встречать почти каждый солдатский эшелон. Но тщетно. Лишь будучи уже известным писателем, он узнал подробности гибели своего отца-танкиста, заживо сгоревшего в танке, когда таранил немецкий «Тигр».

В послевоенные годы жизнь на железнодорожном вокзале кипела, особенно в период прихода солдатских эшелонов и пассажирских поездов. На привокзальной площади собирались местные женщины, которые предлагали пассажирам свои незамысловатые продукты: картошку, огурцы, помидоры и другую снедь. Пока паровозы из составов пополняли запасы воды и твердого топлива, люди могли подкрепиться. Надо сказать, что тепловозов тогда еще не было, поэтому заправка и чистка топки паровозов обеспечивали стоянку составов не менее 15-20 минут, а эшелоны стояли до получаса. Конечно, в это же время активно действовали карманники. Я с пацанами постоянно находился среди людей, мы помогали солдатам, возвращающимся из госпиталей купить продукты. Мы спрашивали, не встречались ли они с отцом Мир-Хайдарова, Боязитова, с моим дядей, пропавшими без вести. Большинство демобилизованных уверяли, что на войне все могло быть, поэтому надо ждать, надеяться, и они вернутся. И мы надеялись, верили, продолжая встречать проходящие эшелоны.

На станции мы также видели работу карманников и незаметно для них старались предупредить их потенциальных жертв. Мы увидели, как девушка из купе хотела предупредить попутчика-офицера о воре, но не успела. Карманник чиркнул по ее лицу лезвием. Хорошо, что в одном из вагонов были медсестры, они оказали первую помощь этой бдительной девушке. Карманников этих позже поймали солдаты.

ВЫЖИЛ В ПЛЕНУ И ЛАГЕРЕ

По сравнению с судьбой фронтовика Загидуллина Гарибжана гораздо меньше повезло моему соседу Боязитову Хисамию, попавшему в плен и официально объявленному «без вести пропавшим». После освобождения из концлагеря в конце войны ему дали еще 10 лет заключения без права переписки. Его жена и дети ничего не знали о нем вплоть до 1955 года, до его возвращения из лагеря. Не знали они и о том, что он жив, был в плену и находился в заключении. А уж что пришлось пережить его жене, детям, как им жилось и как выживали – этого врагу не пожелаешь. И хорошо то, что, не имея никаких средств к существованию, они выжили и дождались отца, считавшегося погибшим. Семья долгое время была самой нищей и несчастной, а потом вмиг ожила и стала самой счастливой. А старый солдат устроился грузчиком при райпотребсоюзе, стал строить дом. Постепенно жизнь наладилась, дом построил. Дочерей выдал замуж, сын создал свою семью и жил отдельно. Сам фронтовик вышел на пенсию. Казалось бы, живи и радуйся, однако годы, проведенные в неволе и лагерях, не хотели просто так отпускать: болезни, сны и воспоминания о них постепенно подрывали его здоровье.

Как-то он был в гостях в доме моих родителей, где мы с ним беседовали о войне, послевоенных годах. В конце беседы я спросил, что помогло ему выдержать после фронта, плена еще и десять лет каторжных работ на сибирских лесоповалах, не думал ли он о побеге. Ответ его был банален и прост:

– Любовь к родному краю, семье, желание во что бы ни стало вернуться домой. Это помогло выжить.

А когда он вновь ступил на землю своей малой родины, то упал на колени и со слезами на глазах обнял ее и был готов целовать любую былинку, росшую тут же. Я ему верю, и эти чувства знакомы мне, поскольку сам из таких: где родился, там пригодился.

В 79 ЛЕТ ВЕРНУЛИ НАГРАДЫ

В 60-е годы прошлого века в мартукской автобазе работал инженером Козыревский Иван Денисович. Я там трудился шофером. Тогда же я узнал, что Иван Денисович во время войны был военным летчиком. На бомбардировщике со своим экипажем наносил бомбовые удары по фашистским позициям. Он совершил 180 боевых вылетов. За образцовое выполнение заданий командование Ивана Денисовича наградило тремя боевыми орденами, и не случайно он стал участником исторического Парада Победы в 1945 году. А в 1948 году Козыревского арестовали и приговорили к 15 годам лагерей за то, что в 1944 году некоторое время был в плену. Лишь в 1954 году после смерти Сталина его амнистировали. В период его работы в Мартукском АТП о нем ходили легенды, о его удачном побеге из плена на немецком истребителе. После этого побега он до конца войны в составе своего авиационного полка продолжал громить фашистов в их логове. Рассказывали о том, что Ивана Денисовича представляли к высшей награде, но она до него не дошла по понятным причинам, его просто вычеркнули из списка. Лишь в 1991 году Ивана Денисовича полностью реабилитировали, и только в 1993 году ему вернули все его боевые награды. В это время ему исполнилось 79 лет. Такова трагическая судьба нашего земляка, которому война (и не только) сломала судьбу и обожгла всю его оставшуюся жизнь.

Иван Денисович Козыревский был военным летчиком в ВОВ, совершил 180 боевых вылетов. Был участником исторического Парада Победы в 1945 году.

ПАМЯТНИК ДЛЯ ФРОНТОВИКА – ЭТО ЕГО УЧЕНИКИ

Не менее трагична судьба бывшего директора Ново-Федоровской школы Ивана Филимошина. Когда началась война, он добровольцем ушел на фронт и в том же 1941 году попал в окружение, а затем в плен. Вплоть до 1945 года, до освобождения из плена, он пробыл в фашистских концлагерях, выдержал работы в каменоломнях, шахтах, а также издевательство и унижение. Моральные и физические страдания не покидали его до конца жизни. По ночам его мучили кошмары, он с криком просыпался и потом уже до утра не мог уснуть. Кроме того, после плена он стал ненавидеть всех немцев. Умом понимал, что это неправильно, что миллионы немцев не виновны в том, что их страна породила фашизм и Вторую мировую войну, но, к сожалению, чувства преобладали над разумом. В его поселке было много молодых трудолюбивых механизаторов, животноводов – представителей немецкой национальности и надо же такому случиться, что за одного из таких парней выходит замуж его дочь и вместе с избранником уезжает на его историческую родину. К этому времени супруга умерла, и он был совершенно одинок. Меньший сын, военный, служивший в России, забрал отца к себе на постоянное место жительства. К сожалению, годы, проведенные в неволе, и ностальгия по родным краям оборвали до срока жизнь Ивана Сергеевича. Но у него остались сотни учеников, которых он обучал и готовил к жизни, начиная с 1956 года. И все они с большим уважением и любовью вспоминают его, среди них учителя, агрономы, инженеры, представители других профессий. Это своеобразный памятник за его страдания, труд и верность родному краю.

Удивительна судьба земляка, жителя нашего села Жанке Кульжарова-Казанбаева, дважды побывавшего в плену и дважды бежавшего из него. После первого побега он попал к французским партизанам, после второго – к другим нашим союзникам того времени. К сожалению, в период жизни ветерана мне не удалось побеседовать с ним, поэтому все эти факты нуждаются в изучении и описании местных историков, следопытов, научных работников музея.

У наших фронтовиков, павших на полях сражений или вернувшихся с войны, были и есть дети, внуки, которые знают и помнят своих отцов и дедов – участников Великой Отечественной войны. Но сегодня этого мало, необходимо словом и делом вести такую работу, чтобы наши потомки до двадцатого колена и дальше знали и помнили, какой ценой досталась нашим отцам и дедам Победа над фашизмом. Свои воспоминания я посвящаю светлой и доброй памяти всех наших фронтовиков.

Рахим ХАЛИКОВ, ветеран труда, с. Мартук

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Поэта выслали из Питера в Челкар. От нас он ушёл на фронт 

Автор — Рахим ХАЛИКОВ

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.