Главные новости Актобе, Казахстана и мира

4657 просмотров

Удобный приговор

В горсуде закончился громкий процесс – гибель парня на стоянке развлекательного комплекса «Желкен». По версии следствия, ребята поссорились в клубе. Вышли на улицу. Один ударил другого. Тот упал навзничь и ударился головой об асфальт.  От кровоизлияния в мозг через три дня парень умер. Врачи не смогли его спасти.

В горсуде закончился громкий процесс – гибель парня на стоянке развлекательного комплекса «Желкен». По версии следствия, ребята поссорились в клубе. Вышли на улицу. Один ударил другого. Тот упал навзничь и ударился головой об асфальт.  От кровоизлияния в мозг через три дня парень умер. Врачи не смогли его спасти.

Судья признал подсудимого В. виновным в убийстве по неосторожности и наказал тремя годами ограничения свободы. Всё это время подсудимый не может менять место жительства и работу без уведомления правоохранительных органов. Увеселительные заведения для него на 3 года под запретом. Отец погибшего считает, что Фемида дала осечку. Он готовится обжаловать приговор судьи Ахметовой. У Серика Кенжалина накопилось немало вопросов к след­ствию.

– На следующий день  после госпитализации Руслана у полиции были имена подозреваемых  по делу, – говорит Серик Кенжалин. – Но полиция не приняла мер для их задержания. На следующий день В. уехал в командировку. Почему правоохранительные органы не связались со своими коллегами по месту командировки главного подозреваемого в гибели моего сына? Почему  не задержали его? Только через неделю после той злополучной ночи он сам явился в участок.

Есть у родителей претензии к суду.

– Почему свидетеля, друга Руслана, не опросили ни на одном судебном заседании? – возмущается мужчина.  – По документам его командировка длилась с 17 декабря по 12 января. Значит, он уехал, когда процесс был уже в самом разгаре. Почему его не вызвали в суд как одного из главных свидетелей сразу? Неужели ему нечего было сказать суду?

Больше всего возмущён Серик Кенжалин приговором.

– Человека обвиняют в убийстве по неосторожности и помещают под домашний арест, – продолжает отец. – После обвинение переквалифицируют на другую статью – «Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших гибель потерпевшего». Это несправедливо. Его место в след­ственном изоляторе и в колонии. Я подавал ходатай­ство о взятии под стражу обвиняемого, но судья отказала. С её слов, обвиняемый не нарушал требований домашнего ареста.

– Уже после приговора я ознакомился с документами дела и увидел письмо от начальника следственного управления ДВД Сулейманова. В нем говорилось, что обвиняемый нарушает условия домашнего ареста. Не знать об этом письме судья Ахметова просто не могла. Тогда чем она руководствовалась, когда оставила меру пресечения без изменений? – спрашивает убитый горем отец.

Адвокат подсудимого придерживается другой точки зрения.

– Никаких нарушений в ведении процесса я не вижу, приговор соответствует преступлению, – говорит адвокат Сергей Маков. – Показания свидетелей не противоречат показаниям подсудимого. Один из них видел, как мой подзащитный оттолкнул Руслана рукой, после чего тот упал. В деле также имеются доказательства того, что погибший в тот вечер был в состоянии алкогольного опьянения. Мой подзащитный был трезвым. Доводы потерпевшей стороны о нарушениях в ходе процесса я считаю необоснованными. Все ходатайства, заявленные отцом погибшего на суде, удовлетворены. Ходатайство же об изменении меры пресечения свободы моего подзащитного отцом погибшего было заявлено уже на главном судебном разбирательстве, тогда как его надо было заявить на предварительном заседании. В письме Сулейманова действительно написано, что подсудимый нарушал домашний арест. Но это письмо было основано только на чьих-то словах и наблюдениях и носило рекомендательный характер. Ни одного официального акта, который бы зафиксировал отсутствие подсудимого дома, нет.

Автор — 123

Комментарии 0

Комментарии модерируются. Будьте вежливы.

Новости по теме